СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЕ МАШИНОСТРОЕНИЕ: КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

Леонид БУДАРИН

Мировой кризис затронул все страны, но из крупнейших экономик он больнее всего ударил по России. В I квартале 2009 года падение промышленного производства составило 14%, а в машиностроении – около 25%. Не помогли «подушки безопасности», на которые уповали высокие руководители и которые вымывали из экономики страны так необходимые ей для модернизации средства. Чтобы смягчить удар и не допустить нарастания социальной напряженности до критических отметок, правительству пришлось перейти на ручное управление происходящими процессами. Одной из отраслей экономики, выживание которой потребовало вмешательства премьер-министра, стало сельскохозяйственное машиностроение. Нужно отдать должное Владимиру Владимировичу – от летального исхода он стратегическую, без преувеличения, отрасль уберег. Хотя, на мой взгляд, прагматичнее было бы к проблемам сельхозмашиностроения, равно как и в целом к проблемам реальной экономики, обратиться тогда, когда для их решения условия были более благоприятными. Между тем наличие заболевания в сельхозмашиностроении легко диагностировалось по косвенным признакам – даже при низкой платежеспособности сельского хозяйства оно, если появлялась возможность закупить новую технику, отечественным машинам предпочитало импортные, несмотря на то что последние были существенно дороже: по соотношению цена-качество, экстраполированному на весь период эксплуатации, импортная техника оказалась привлекательнее для крестьянина. Корни такого положения кроются в недалеком прошлом.
Российское сельхозмашиностроение, с советских времен привыкшее работать в изолированном от внешнего мира бесконкурентном пространстве и потому довольствовавшееся архаичными технологиями и инструментарием, к условиям рынка оказалось неподготовленным. А тут еще аграрные реформы, осуществленные страшно далекими от земли теоретиками, обратили в нищенство подавляющее большинство потенциальных покупателей сельхозтехники. Деньги на позарез необходимую радикальную модернизацию производства взять было неоткуда – они если где и крутились, то в добывающих отраслях, сулящих быстрые дивиденды. Власть же, обуреваемая желанием поскорее привести страну в ВТО, одну за другой оставляла позиции, защищавшие отечественного производителя, и не считала нужным стимулировать перевооружение отрасли. Сложившуюся ситуацию президент ОАО «Агромашхолдинг» Наталия Партасова так охарактеризовала в июне 2007-го, когда уже осуществлялся нацпроект «Развитие АПК»: «Отечественной политики по сельскохозяйственной отрасли просто нет. Есть план мероприятий, который не отражает необходимой системы мер для развития машиностроения». С этим нельзя не согласиться – движения власти в аграрной сфере экономики импульсивны, непоследовательны, зачастую противоречивы.
Результаты такой, с позволения сказать, аграрной политики не преминули аукнуться на отрасли. Как отмечалось в 2006 году на заседании правительства РФ, посвященном отечественному сельхозмашиностроению, за полтора десятилетия с 1991 года выпуск тракторов в России упал в 25 раз, зерноуборочных комбайнов – в 10 раз, парк сельхозтехники сократился в три раза, при этом 2/3 его составляли машины старше 20 лет.
Создав на рынке равные условия для отечественного и зарубежного производителя сельскохозяйственной техники, за что под дудку ВТО рьяно ратовали Минэкономразвития Германа Грефа и в целом экономический блок правительства, Россия тем самым поставила отечественного производителя в заведомо невыгодное, проигрышное положение. По этому поводу сельхозмашиностроители многократно обращались в структуры власти, но сочувствия не находили. Последним по времени примером разного понимания интересов страны представителями промышленности и шкиперами экономической политики можно считать судьбу обращения Союза производителей сельхозтехники и оборудования для АПК «Союзагромаш» в Минэкономразвития с просьбой начать расследование для применения специальных защитных мер в отношении импорта зерноуборочных комбайнов, подавляющего отечественное производство. В середине 2006 года соответствующий департамент министерства Грефа известил машиностроителей, что не находит оснований для возбуждения расследования: импорт-де не наносит ущерба российским производителям сельхозтехники.
Такого мнения чиновники экономического блока правительства неукоснительно придерживались до тех пор, пока из года в год повторяющиеся обещания вот-вот принять Россию во Всемирную торговую организацию не вывели из себя даже предельно сдержанного Путина. Минэкономразвития – правда, уже без Грефа, отправленного пилить бонусы в Сбербанк, – почувствовало смену погоды и на 180 градусов изменило свою позицию. В феврале 2009 года оно официально уведомило о начале расследования в отношении возросшего импорта зерноуборочных комбайнов.
А 25 августа 2008 года первый вице-премьер Игорь Шувалов – наверняка с подачи Путина – заявил, что «Россия намерена уведомить ряд своих партнеров по ВТО о выходе из соглашений, противоречащих ее интересам». Премьер же добавил: «Получается, что никаких плюсов от членства (в ВТО. – Л.Б.) мы не видим и не чувствуем, если они вообще там есть, а нагрузку несем». Прискорбно, что осознание положения дел пришло, когда во имя вступления в ВТО мы слишком многим пожертвовали.
В уведомительном коммюнике о начале расследования Минэкономразвития приводит обоснования его необходимости – те же, которые на него не произвели впечатления два года назад.
В первом полугодии 2007 года импорт комбайнов вырос в 1,8 раза против соответствующего периода 2006-го. Наблюдалось значительное снижение объемов производства и реализации отечественных комбайнов. Соотношение объема производства зерноуборочных комбайнов в России и их импорта изменилось в пользу импорта. При том что «средневзвешенные цены на импортные комбайны превышали российские цены в анализируемом периоде (2004–2007 годы. – Л.Б.), однако, – глухо отмечается в коммюнике, – разница сокращалась».
Не правда ли, ситуация напоминает ту, что сложилась в автопроме? И меры поддержки двух отраслей по большому счету оказались схожими. Будут ли схожими результаты?
Известно, что «АвтоВАЗ», КамАЗ и другие автопроизводители в июле – августе т.г. отправили своих работников в вынужденный отпуск из-за падения продаж своих изделий даже в условиях господдержки спроса на них… Тогда как господдержка спроса на автомобили в США показала свою исключительную эффективность, и Конгресс готов выделить на нее еще $2 млрд в придачу к досрочно израсходованному миллиарду. Правда, американцы разработали дуболомную, а не виртуозную, как у нас, схему стимулирования продаж авто – ты сдаешь подержанный автомобиль и, если ему не стукнуло четверть века, получаешь $3500–4500 на приобретение нового. Обязательно с более экономичным двигателем. Аналогичную схему внедрили в Германии. Нерыночно как-то, не правда ли? То ли дело кредиты на покупку автомобилей с субсидируемой государством процентной ставкой – банк тебя насквозь просветит, прежде чем подумает, дать тебе кредит или воздержаться.
В связи с очередной реорганизацией федерального правительства расследование обоснованности роста импорта сельхозтехники перекочевало в Минпромторг. Сроки его окончания были, естественно, отодвинуты. В начале декабря 2008 года флагман отечественного сельхозмашиностроения ростовский комбайновый завод «Ростсельмаш» объявил о сокращении 1300 сотрудников. Константин Бабкин, председатель совета директоров холдинга «Новое содружество», куда входит это предприятие, заявил: «Я выражаю свое сочувствие этим людям. Но мы наблюдаем стремительное снижение спроса на продукцию завода: запланированная мощность предприятия – 400 комбайнов в месяц, а сейчас, в условиях кризиса, завод выпускает 100–150 комбайнов».
Дело запахло керосином. Руководители 15 крупнейших машиностроительных предприятий обратились к президенту и правительству с требованием принять наконец какие-то реальные меры по поддержке отечественных производителей.
11 декабря на «Ростсельмаш» прилетел Путин. Представшую перед ним картину корреспондент газеты «Коммерсантъ» описывал так: «Везде, где только есть свободное место, стоят комбайны. В ряд, в колонну, по двое, по одному, на бордюрах, под деревьями, в кустах… Зрелище становится апокалипсическим». Кризис показал премьеру, еще в октябре уверявшему, что «кризиса в России нет», свой загробный оскал.
По-видимому, зрелище вынужденного самоубийства первенца советского сельхозмашиностроения, которому в июле 2009-го исполнилось 80 лет и чей комбайн «Сталинец-1» в 1937 году удостоился Гран-при на Всемирной выставке искусств и техники в Париже («Сталинца» показали Путину), произвело на премьера тягостное впечатление и развеяло последние сомнения в необходимости экстренной поддержки отечественного изготовителя. Особенно когда кто-то из рабочих выкрикнул вслед удаляющемуся главе правительства:
– Мы работать хотим!
По сути, он принял в той или иной форме все давно высказывавшиеся предложения машиностроителей. Главным среди них было защитить отечественный рынок сельхозтехники от импорта. Путин решился пойти на непопулярную у адептов ультралиберальной экономики меру. Вряд ли это решение далось ему легко, поскольку еще дальше отодвигает перспективу присоединения России к ВТО – мечту, лелеемую столь милыми его сердцу экспортно ориентированными добывающими отраслями экономики. Благодаря успешной деятельности которых по выхолащиванию российских недр он восемь лет был тамадой на пиру.
«Мы не можем, – сказал премьер, – закрывать полностью наш рынок от импортной техники. Это могло бы отразиться негативно на развитии многих крестьянских хозяйств. Нужно найти разумный баланс. Вместе с тем в условиях мирового финансового кризиса все-таки полагаю возможным в качестве временной меры на девять месяцев поддержать отечественных товаропроизводителей и увеличить ввозные пошлины на новую и бывшую в употреблении импортную технику, которая прежде всего является аналогом отечественной. Это не касается, конечно, комплектующих (ни один сложный механизм, изготавливаемый в России, не обходится без зарубежных комплектующих; такова реальность глобализации экономики, и в этом нет ничего ни зазорного, ни даже негативного. – Л.Б.). В общем, ставка 15%, не менее 120 евро за один киловатт мощности двигателя, является уместной». Новые таможенные пошлины на импортные комбайны были утверждены постановлением правительства от 9 января 2009 года. В связи с утратой актуальности Минпромторг прекратил доставшееся в наследство от Минэкономразвития расследование влияние импорта на отечественное сельхозмашиностроения. О чем с облегчением проинформировал заинтересованное сообщество.
В России популярна пословица «Лучше поздно, чем никогда». Действительно, лучше. Но еще лучше своевременно.
В минувшем июле Путин вновь посетил «Ростсельмаш» и убедился, что принятые правительством меры поддержки отечественных сельхозмашиностроителей приносят свои плоды. Ему не пришлось, как в декабре 2008-го, лицезреть мертворожденную технику. Президент ЗАО «Новое содружество» Константин Бабкин доложил премьеру, что комбайны теперь находят своих покупателей, а завод построил новый цех по сборке «стопроцентно нашего» комбайна TORUM. Однако посетовал, что перспективы у предприятия на осень и зиму туманны, потому как именно тогда закончится действие «временных ставок ввозных таможенных пошлин в отношении отдельных видов комбайнов». И предложил продлить действие повышенных ставок «хотя бы на время преодоления кризиса». Как скоро Россия преодолеет кризис – одному Богу известно.
Введение по существу запретительной таможенной пошлины на ввозимые комбайны и запрет на использование льготных кредитов при покупке импортной техники не вызвали энтузиазма у зарубежных изготовителей сельхозмашин, все предыдущие годы неуклонно расширявших свою долю на российском рынке сельскохозяйственной техники. Но эти меры не встретили полного понимания и у отечественных дилерских компаний, специализирующихся на продвижении в Россию современных агротехнологий и сопутствующих им линеек механизмов и агрегатов.
Ассоциация дилеров сельскохозяйственной техники АСХОД 17 июля 2009 года провела в ИТАР-ТАСС пресс-конференцию – и с прозвучавшими на ней основными положениями было бы, полагаю, небезынтересно познакомиться читателям журнала «Совершенные агротехнологии».

 

Павел РЕПНИКОВ, президент Ассоциации дилеров сельскохозяйственной техники АСХОД
В связи с финансовым кризисом и заводы-изготовители, и дилеры, и сельхозтоваропроизводители резко почувствовали нехватку финансовых средств на перевооружение. Мы, как дилеры, стоим на стыке интересов заводов-изготовителей и сельских товаропроизводителей, и наша задача – соединить интересы тех и других. К сожалению, в этом году интересы эти немножко разошлись.
Принят целый ряд ограничений на субсидирование техники, поступающей из-за границы. Но это не сняло всех проблем. Падение импорта составило от 5 до 10 раз, падение выпуска и продажи машин российского производства – более чем в 2 раза.
Необходимо оживить платежеспособный спрос сельскохозяйственных предприятий и определиться, в каком направлении должно развиваться техническое перевооружение АПК. Есть позиции в номенклатуре сельхозтехники, производство которых не налажено в России, но перспективные для производства. Эти позиции мы должны вместе с «Агромашем» определить и наметить пути их продвижения в промышленность. Но есть позиции, которые в стране не производятся, и нет экономической целесообразности их производить, поскольку потребность в них ограниченна. По таким позициям возводить таможенные барьеры нерационально, это ударит по нашим товаропроизводителям.
Бесперспективно дедушкиными методами бороться за замещение импортного продовольствия, которое обладает мировым качеством и низкой себестоимостью. Только освоение передовых технологий позволит российскому сельскому хозяйству конкурировать с импортом по качеству и себестоимости.
Ассоциация планирует в рамках выставок «Агросалон» или «Золотая осень» провести всероссийскую конференцию, на которой свести за круглым столом все заинтересованные стороны – руководителей успешных сельхозпредприятий, предприятий сельхозмашиностроения, в том числе западных, готовых создать производства в России, представителей законодательной и исполнительной власти. Основной задачей конференции видится разработка государственной программы развития отечественного сельскохозяйственного машиностроения, необходимость которой очевидна.

 

 

 

 

 

 

Александр ХАУС, руководитель отдела международных проектов Ассоциации VDMA Landtechnik, Германия
Сельскохозяйственная техника сегодня ориентирована на применение ведущих технологий, позволяющих добиваться максимальной эффективности. Важная роль при ее создании отводится ресурсосбережению и комфортности труда.
Благодаря нашей с вами совместной работе российский сельхозтоваропроизводитель получил возможность опробовать новейшие технологии земледелия. Лучшие из них, с точки зрения конкретных хозяйств, нашли применение. И это дает результаты – растет урожайность, обучается персонал, улучшаются условия труда.
В условиях кризиса, когда сельскохозяйственные товаропроизводители как никогда нуждаются в поддержке, были приняты решения, которые резко ограничили поставки техники в Российскую Федерацию. Тем самым ограничив право выбора сельхозтоваропроизводителей. Это в первую очередь относится к повышенным таможенным пошлинам на импортную технику.
Мы считаем, что данная мера послужит интересам отдельных производителей и монополизации рынка. Сельхозтоваропроизводители и производители техники заинтересованы в открытости рынков.
Несмотря на то что производство сельхозтехники в Германии очень развито, немецкий рынок состоит из 60% импортной техники, и только 40% занимает техника, произведенная в Германии. Связано это не с тем, что какие-то орудия здесь не производятся. Просто у немецкого сельхозтоваропроизводителя есть возможность выбора, и он выбирает ту технику, которая в его конкретных условиях более эффективна. Нам кажется, что подобная ситуация должна быть и в России.

 

 

 

 

 

 

 

 

Сергей ФИЛИППОВ, генеральный директор агрохолдинга «Дмитровские овощи»
Наша компания на протяжении последних лет устойчиво занимает первое место по производству овощей открытого грунта. В ноябре 2008 года у нас побывал президент Дмитрий Медведев, он поставил задачу: мы ни в коем случае не должны утратить то, чего добились в сельском хозяйстве в докризисные годы.
Мы много слышим о поддержке сельского хозяйства. Мы работаем на земле и знаем, каково реальное положение дел. До кризиса действительно была поддержка. За последние три года мы вложили в развитие – только в основной капитал – более миллиарда рублей. А что теперь? – разговоры, разговоры, разговоры. Кто может позволить себе кредитоваться под 18–20% годовых, чтобы модернизировать производство? Мы просто не берем такие кредиты. Все от нас требуют, чтобы цены на продовольствие были доступными. Каким же образом в таких условиях можно этого добиться?
Я понимаю озабоченность государства удручающим состоянием российского сельскохозяйственного машиностроения. Но здесь нет простых решений. Наше хозяйство – специализированное. Какими бы патриотами мы ни были, практически невозможно найти в России ту технику, которую мы могли бы использовать в нашем производстве. Вся наша технология вынужденно базируется на иностранной, в основном на европейской технике.
Хорошо, что наша компания имеет определенную «жировую прокладку», в ближайшие два года мы сможем работать на том, чем обзавелись ранее. А что дальше? Нужно принимать решение – и не на нашем уровне.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Егор Коблик, генеральный директор ЗАО «СэйлАгро»
Хочу сразу поставить точку над i: мы не представляем здесь интересы немцев, американцев, европейцев и т.д. У любого дилера, входящего в нашу ассоциацию, есть довольно большая палитра российской техники. И уже довольно обширен круг совместных предприятий, которые на базе импортных технологий и оборудования собирают технику в России. Причем с довольно большой– до 30, где-то до 50% – глубиной сборки из российских деталей. Сегодня трудно делать разграничения на собственно российскую и импортную технику.
Время предъявляет повышенные требования к дилерам сельскохозяйственной техники. Сегодня мало продать машину. Должна быть система предпродажной подготовки и сопровождения проданного изделия на всех этапах его эксплуатации – включающая в себя обучение потребителя использованию всех возможностей высокотехнологичного оборудования и предложение технологий производства, позволяющих эти возможности реализовать.
Пока дилерских компаний, отвечающих таким требованиям, в России немного. Но они есть. И за такими компаниями будущее.

На пресс-конференции в числе других был поднят вопрос о том, кто будет управлять современной, насыщенной электроникой сельхозтехникой. На выставке «Золотая осень – 2008» Владимир Путин сравнил новый роторный комбайн «Ростсельмаша» с космическим кораблем. А вот с «космонавтами» – механизаторами – на селе дело швах. Наиболее квалифицированные подались в города, где зарплата и условия труда несравнимо выше.
В агрохолдинге «Дмитровские овощи» пошли по пути создания собственного технического центра, который выполняет и дилерские функции. Но подавляющее большинство хозяйств России позволить себе такую роскошь не могут. И даже обучив молодежь управляться с современной техникой, удержать ее в селе вряд ли удастся.
Президент АСХОД Павел Репников не скрывал горечи:
– В нацпроектах, которые инициировало государство, одним из основных направлений было социальное развитие села. Вы ездите по России, – обратился он к нашей братии, журналистам. – Наверно, немного у вас примеров, где бы за последнее время были построены в сельской местности школы, поликлиники, больницы, детские сады, оздоровительные центры. Немного и таких примеров, где в рамках национального проекта построено жилье для молодых семей. Социальное развитие села на сегодняшний день – это первично. А все остальное – даже то, о чем мы сегодня говорили: о технике, о технологиях, – это вторично.
С Павлом Николаевичем трудно не согласиться. Добавлю только, что правительство приняло решение в 2010 году сократить в три с лишним раза финансирование федеральной целевой программы «Социальное развитие села» – с первоначально предусмотренных 24 млрд до 7,7 млрд рублей. Эту программу постигло самое радикальное секвестирование. Воистину, лучшее средство от перхоти – гильотина.

AGRICULTURAL ENGINEERING INDUSTRY: CONFLICT OF INTERESTS

Leonid BUDARIN

The world crisis touched all countries, but from the largest economies it most painfully struck on Russia. In the industrial production, decline made 14 % in the 1st quarter of 2009, and in the engineering industry approximately 25 %. High-level officials hoped for "Safety cushion", but it didn’t help. The government had to pass to a manual control of occurring processes in order to soften the blow and not to admit the increase of social intensity till deadline.
The agricultural engineering industry became one of the branches of economy for survival of which was demanded intervention of the prime minister. It is necessary to pay tribute to Vladimir Vladimirovich who has saved the strategic branch from the lethal outcome. Though, in my opinion, it would be more pragmatic to pay attention on the problems of agricultural engineering industry, as on problems of real economy, when conditions were more favorable for their decision.
Meanwhile, we can easily diagnose reasons of disease of the agricultural engineering industry. If there is a possibility to buy new equipment, even at low paying capacity of the agriculture, it prefers import equipment to domestic, despite import equipment is more expensive: It is more attractive for a peasant. Roots of such situation are concealed in the recent past.
The Russian agricultural engineering industry found itself in a state of unpreparedness in the conditions of market because beginning from the Soviet period it was used to work isolately from the external world, in uncompetitive space and consequently it was satisfied with archaic equipment. The agrarian reforms, carried out by incompetent theorists, turned the majority of potential buyers of agricultural equipment into beggaries. There was nowhere to take money for necessary radical modernization of manufacture. Money was in the extractive industries which promised fast dividends.
The authority had an egregious need to bring the country quicker to the WTO and didn`t protect the positions of a domestic producer, did not consider necessary to stimulate re-equipment of branch. The president of OJSC "Agromashholding" Natalia Partasova so characterized the current situation in June of 2007 when the national project "agrarian and industrial complex Development" had been already carried out: "There is no national policy for agricultural branch. There is a plan of actions which does not reflect necessary scope of measures for development of engineering industry". It is impossible not to agree with it because movements of authority in the agrarian branch of economy are impulsive.
Results of such agrarian policy had a bad influence on the branch. In 2006 at the session of the government of the Russian Federation, that was devoted to the national agricultural engineering industry, it was mentioned that the production of tractors in Russia had fallen in 25 times for one and a half decades since 1991, combine harvesters – in 10 times, the agricultural machines park was decreased in three times, thus 2/3 of those machines were older of 20 years.
Russia put a domestic producer at a disadvantage, having created the equal conditions for domestic and foreign producers of agricultural equipment in the market. The Ministry of economic development and trade in the lead of German Gref as in whole the economic section of the government, zealously stood up for it under tune of the WTO.
Interests of the country are understood in different ways by representatives of the industry and skippers of economic policy. The Union of agricultural machines and equipments producers for AIC addressed a request to the Ministry of economic development and trade to begin inquiry directed for use of special protective measures concerning import of combine harvesters which had put down domestic production. In the middle of 2006 the corresponding department of the ministry kept the industrial engineers informed that they didn`t find reasons for holding an inquiry: they said that import hadn`t damaged to Russian producers of agricultural machines.
Officials of the economic section of the government had taken strictly such view till permanently repeated promises to accept Russia for the WTO didn`t drive extremely moderate Putin out of his wits. The Ministry of economic development and trade felt change of the weather and changed its position half way. In February 2009 it informed officially on the beginning of inquiry concerning increased import of combine harvesters.
And on the 25th of August, 2008 the first vice-premier Igor Shuvalov declared that Russia would intend to inform a number of WTO partners on withdrawal from the agreements which contradicted its interests. The prime minister added that they didn`t have any advantages from membership.
In the first half – year of 2007 import of combines grew in 1, 8 times against the corresponding period of 2006. It was observed considerable decrease of production volume and realization of domestic combines.
In connection with the regular reorganization of the federal government the inquiry, concerning increase of import for agricultural machines, passed into the Ministry of industry and trade. Terms of its termination were, naturally, postponed. In the beginning of December, 2008 a leader of domestic agricultural engineering industry Rostov combine factory "Rostselmash" declared for dismission of 1300 employees. Konstantin Babkin, the chairman of board of directors of holding "Novoe sodruzhestvo" declared that he had sympathized with those people but they had observed headlong sales slowdown. He said that the scheduled capacity of enterprise was 400 combines in a month, but that day, in the conditions of crisis, factory had output 100–150 combines.
Heads of the 15th largest engineering enterprises addressed to the president and the government with a requirement to take any real measures on support of domestic producers.
On the 11th of December Putin arrived at "Rostselmash". A picture, seen by the prime-minister, made painful impression upon him and solved all problems concerning emergency support of a domestic producer.
Virtually, he accepted all offers of machine engineers in this or that form. The main offer was to protect the domestic market of agricultural machines from import. Putin decided to take a measure that was not popular at adherents of ultraliberal economy. That decision hardly was given to him easily because it moved prospect of joining of Russia to the WTO.
"We can`t completely close our market from import machines. It will be affected negatively on development of many peasant economies. It is necessary to find reasonable balance. At the same time in the conditions of the world financial crisis it is necessary to support domestic commodity producers and to increase import duties for new and old import machines which first of all are analog of domestic. It isn`t concerned components (no one complicated mechanism, made in Russia, doesn`t do without foreign components; that is a reality of globalization, and there is not anything shameful in it, even the negative. – L.B.)" – said the prime-minister.
New customs duties on import combines were confirmed by the resolution of the government from the 9th of January, 2009.
Last July Putin visited again "Rostselmash" and made sure that the measures of support of domestic agricultural machine engineers taken by the government had born fruit. The president of Close Joint-Stock Company "Novoe Sodruzhestvo" Konstantin Babkin reported on the prime minister that combines had found buyers, and the factory had constructed a new shop on assembly of "hundred per-cent our" combine TORUM. However he complained that the enterprise would have hazy prospects for the autumn and winter, because at that time it would be ended actions of temporary rates of import customs duties concerning separate kinds of combines. He suggested prolonging action of the raised rates for the period of crisis.
Introduction of prohibitive customs duties on import combines and prohibition for use of easy credits for purchase of import machines didn`t enthuse foreign producers of agricultural machines who had been expanding their shares in the Russian market of agricultural machines all previous years. The domestic dealer companies, which had specialized in advancement of modern agro technologies and components to Russia, didn`t regard with favor to those measures.
The association of dealers of agricultural machines АSKHOD held a press conference in ITAR-TASS on the 17th of July, 2009 and I think that it will be rather interested to acquaint readers of the "Perfect AgroTechnologies" with the main positions which were voiced during the conference.

Pavel Repnikov, President of Association of dealers of agricultural machines ASKHOD:
In connection with the financial crisis both dealers, producer factories and agricultural commodity producers have sharply felt pressure for financial assets for re-equipment. We, as dealers, stand on at the turn of interests of producer factories and agricultural commodity producers, and our problem is to connect interests of those and others. Unfortunately, this year these interests a little differed.
It was put a whole number of limitations on subsidizing of equipment which had arrived from abroad. But it didn`t solve all problems. Falling of import made from 5 to 10 times, falling of production and sale of machines of the Russian production made more than in 2 times.
It is necessary to recover solvent demand of agricultural enterprises and define in what direction technical re-equipment of AIC should develop. There are positions in the nomenclature of agricultural machines, production of which is not organized in Russia, but which is perspective for production. We should define and plan ways of these positions` advancement to the industry together with "Agromash". But there are positions which are not made in the country, and there is no economic suitability to produce them, because demand is limited for them.
It is unreasonable to make customs barrier on such positions, it will hit on our commodity producers.
It is unreasonable to struggle against replacement of import food which possesses the world quality and the low costs by grand-dad's methods.
Only development of high technologies will allow the Russian agriculture to compete with import on quality and cost.
Within the scope of exhibitions "Agrosalon" or "Golden Autumn" the association plans to carry out the All-Russia conference in order to bring together all interested parties – heads of successful agricultural enterprises, enterprises of agricultural engineering, including western, ready to build up production in Russia, representatives of legislative and executive power. The main object of conference is working out of government program on development of the domestic agricultural engineering industry necessity of which is obvious.

Alexander HAUS, head of international projects division of the Association VDMA Landtechnik, Germany:
Today the agricultural machines are oriented to use of leading technologies, which allow achieving of maximum efficiency. The important part under its creation is assigned to resource-saving and comforts of work.
Thanks to our joint action, a Russian agricultural commodity producer had an opportunity to test the newest technologies of agriculture. Best of them found a use from the point of view of the concrete economy. And it yields results – crop capacity grows, staff is trained, working conditions are improved.
In the conditions of crisis when agricultural commodity producers need a support more than ever, it was taken decisions which sharply limited deliveries of machines to the Russian Federation. Hereby it limits the option right of agricultural commodity producers. First of all it concerns the raised customs duties for import machines.
We consider that the given measure will serve the interests of separate producers and monopolization of market. Agricultural commodity producers and producers of machines are interested in openness of markets.
Despite the fact that production of agricultural machines in Germany is very developed, the German market consists of 60 % of import machines, and only 40 % are machines produced in Germany. It isn`t connected with that any components are not made here. Simply a German agricultural commodity producer has a possibility to choose, and he chooses machines which are more effective in his concrete conditions. It seems to us that the similar situation should be in Russia.

Sergey PHILIPPOV, general director of agro holding "Dmitrovskie ovoschi":
During last years our company stably has been heading the list on production of field vegetables. In November, 2008 the president Dmitry Medvedev visited us, he set a task: we should never lose what have achieved in agriculture during pre-crisis years.
We hear much about agriculture support. We work with the land and know actual state of affairs. Actually there was a support before crisis. For last three years we have invested in development- only in a fixed capital – more than billion rubles. And what now we have? – Only talk, talk, talk.
Who can allow himself to be credited under 18–20 % per annum in order to modernize production? We simply don`t take such credits. Everybody demands, that prices for food will be reasonable. Is it possible to achieve it in such conditions?
I understand concern of state concerning painful condition of the Russian agricultural engineering industry. But there are no simple decisions. Our economy is specialized. It is almost impossible to find such machines which we will be able to use in our manufacture in Russia.
All our technology forcedly is based on foreign, generally on the European equipment.

Egor KOBLIK, general director of CJSC "SaleAgro":
At once I want to say that here we do not represent interests of Germans, Americans, and Europeans. Any dealer, entering into our association, has enough Russian equipment. There are many joint enterprises which produce equipment on the basis of import technologies. And assembly of the Russian parts makes from 30 % to 50 %. Today it is difficult to separate Russian and import equipment.
Time makes high demands to dealers of agricultural machines. Today it is not enough to sale a machine. It is necessary to have a system of presale preparation and support of the sold product at all stages of its operation, which includes a training of consumer for using of all possibilities of hi-tech equipment.
Nowadays in Russia there are some dealer companies satisfying such demands. But they are and the future is behind of such companies.

At the press-conference it was opened a question about who would operate modern electronics of agricultural machines. Vladimir Putin compared a new rotor combine of "Rostselmash" with a spaceship at the exhibition "Golden Autumn – 2008". But there is no doubt that in villages we have problems with "cosmonauts" – machine operators. The most qualify machine operators have gone to cities, where the salary and working conditions are incomparably high.
In agroholding "Dmitrovskie ovoschi" it was created own engineering centre which carried out also dealer functions. But the overwhelming majority of economies of Russia can`t afford such luxury. And even having trained young people to operate modern equipment, it is doubtful whether they stay in villages.
The President of ASKHOD Pavel Repnikov did not hide his bitterness.
He said that in national projects, which had been initiated by the state, a social development of villages was one of the basic directions. "We have some examples concerning construction in countryside of schools, polyclinics, hospitals, kindergartens, recreation centers", – said Pavel Repnikov. He underlined that the same they could say about construction of buildings for young families. "Nowadays a social development of villages is basic, and all the rest is secondary" – added he.
It is difficult not to agree with Pavel Nikolaevich. I want only to add that the government has taken a decision to reduce in 3 times financing of the federal special-purpose program "A social development of village" in 2010 from originally provided 24 billion to 7.7 billion rubles. That program was befallen by the most radical sequestering. Truly, the best means from dandruff is a guillotine.


           
Perfectagro.ru © 2010  Все права защищены.
           

 

Журналы Контакты Реклама