Владимир Суровцев,

завотделом СЗ НИИ экономики и организации

сельского хозяйства Россельхозакадемии

 

начало в номере за сентябрь-октябрь 2011 г.

Основные причины отставания темпов развития молочного скотоводства от других отраслей животноводства в ходе реализации Государственной программы развития сельского хозяйства

 

Причин, почему мероприятия ГПСХ в молочном скотоводстве имели значительно менее заметное воздействие по сравнению с их положительными результатами в птицеводстве и свиноводстве, множество, причем как объективных, так и субъективных.

К объективным причинам следует отнести такие особенности молочного животноводства, как:

- более длительный производственный цикл;

- большая зависимость от природно-климатических условий;

- ограниченные возможности быстрого генетического прогресса стада и др.

 К субъективным причинам можно отнести следующие:

- разрыв между технологическим развитием и информационно-аналитическим обеспечением отрасли, в т. ч. отсутствие компьютеризированных информационно-аналитических систем управления отраслью, как на предприятиях, с включением ее в общехозяйственную систему управления, так и на региональном уровне;

- отсутствие современного методического обеспечения планирования, включая нормативы по инновационным технологиям, что затрудняет разработку планов и программ развития отрасли с заданной вероятностью достижения нужных производственно-финансовых результатов, что является одной из основных причин значительных разрывов между планируемыми и достигаемыми производственно-экономическими результатами;

- кормопроизводство не рассматривается многими сельхозпроизводителями и органами управления АПК как базовый элемент молочного животноводства, обеспечивающий реализацию основного конкурентного преимущества отрасли – способности коров как жвачных животных переваривать дешевые объемистые корма. Это приводит в большинстве хозяйств к финансированию мероприятий по повышению урожайности кормовых угодий и качества кормов по остаточному принципу, в особенности мероприятий с отложенным эффектом: перезалужения многолетних трав, ввода в севооборот культур с повышенным содержанием белка, но с низкой урожайностью в первые годы эксплуатации (козлятник восточный) и др. Многие хозяйства недофинансируют и мероприятия, дающие эффект в течение года: не все корма заготавливаются со специальными современными консервирующими препаратами, значительно повышающими сохранность и качество объемистых кормов, не всегда обеспечивается качественная трамбовка и укрытие силосных траншей, под кормовые культуры не вносится необходимое количество удобрений и т. п. На федеральном уровне субсидируются инвестиционные кредиты на приобретение неполного набора современной кормопроизводящей техники, т. к. она, как правило, произведена за рубежом. Субсидирование кредитов на приобретение молочного оборудования, на строительство животноводческих помещений в размере 100% ставки рефинансирования из федерального бюджета и 3 процентных пунктов из регионального бюджета сверх ставки рефинансирования, что при отсутствии субсидирования кредитной ставки на приобретение современной зарубежной кормопроизводящей техники и высоких таможенных пошлинах на ее ввоз приводит к еще большему разрыву в уровне развития кормопроизводства и собственно молочного животноводства. В результате при росте производственных показателей происходит ухудшение финансовых результатов деятельности хозяйств, осуществляющих модернизацию отрасли;

- основной объем поддержки модернизации отрасли осуществляется в форме субсидированных инвестиционных кредитов, что при отсутствии необходимой залоговой базы у сельхозорганизаций не обеспечивает необходимый уровень инвестирования.

Большинство сельскохозяйственных организаций не может воспользоваться в полной мере возможностями, предусмотренными в госпрограмме в части субсидирования процентных ставок по кредитам, являющимся основным направлением господдержки. На цели субсидирования процентных ставок по кредитам в АПК за счет средств федерального бюджета в 2010 г. профинансировано 69,5 млрд руб., т. е. 65% всей поддержки по ГПСХ, что на 26% больше предусмотренного программой показателя и на 8,6% больше, чем в 2009 г. [2, с. 61].

У подавляющего большинства сельскохозяйственных организаций молочной специализации отсутствует необходимая залоговая база для получения инвестиционных кредитов в размерах, позволяющих осуществить комплексную модернизацию с выходом на конкурентоспособные параметры производственно-технологического процесса по трудо- и ресурсоемкости по отношению к основным конкурентам на глобальном рынке. В подавляющем большинстве сельхозорганизаций молочной специализации, сохранивших самостоятельность, если и осуществлялась модернизация отрасли, то она носила не комплексный характер, решая одни проблемы, увеличивала другие.

 

Птицеводство и свиноводство, являясь так называемыми «скороспелыми» отраслями, обеспечивают значительно более быструю окупаемость инвестиций, поэтому они значительно привлекательнее для внешних инвесторов.

Кроме того, следует учитывать, что современные технологии в птицеводстве и свиноводстве являются гораздо более индустриальными, что обеспечивает возможность в полной мере реализовать эффект масштаба производства, осуществляя эффективный контроль и управление при значительных размерах производства. Так, в Ленинградской области две крупнейшие птицефабрики яичного направления производят более 750 млн яиц в год каждая, две бройлерные - около 70 тыс. т мяса птицы каждая. Крупнейшее свиноводческое предприятие области производит 15 тыс. т мяса свиней в год. Многие предприятия входят в агрохолдинги, объединяющие несколько птицефабрик или свинокомплексов. Таким образом, осуществляется эффективное управление производством огромных объемов животноводческой продукции, что обеспечивает ее конкурентоспособность в условиях глобальной конкуренции на рынке продукции и ресурсов.

Именно поэтому ГПСХ оказала положительное влияние в этих отраслях животноводства. Внешние инвесторы получили возможность не только вкладывать свои средства в развитие производства, но и, используя свои активы в качестве залога, привлекать значительные суммы субсидируемых инвестиционных кредитов, что позволило обеспечить комплексную модернизацию производства, выход на мировой уровень производительности и ресурсоемкости производства.

 

В молочном животноводстве внешние инвесторы также проявляли и проявляют определенную активность.

Однако они сталкиваются с рядом проблем.

1.      Неурегулированность земельных отношений не позволяет «быстро и дешево» сформировать кормовую базу для крупного производства. Многие кормовые угодья имеют низкую альтернативную стоимость как сельскохозяйственные угодья, однако высокую – как рекреационные территории. Проблемы с эффективным использованием сельскохозяйственных угодий по целевому назначению не позволяют реализовать потенциальное преимущество региона, связанное с низкой альтернативной стоимостью сельхозугодий по сравнению с южными регионами, т. к. Северо-Запад России - зона рискованного земледелия по продовольственным зерновым, но «гарантированного урожая» по многим кормовым культурам, в т. ч. фуражным зерновым, но в особенности по многолетним травам.

2.      Специфика воспроизводства в молочном скотоводстве затрудняет быстрое эффективное формирование крупных стад.

3.      Отсутствие субсидирования инвестиционных кредитов по приобретению производительной ресурсосберегающей зарубежной кормопроизводящей техники не позволяет осуществлять за счет субсидированных кредитов комплексную модернизацию отрасли, вывод ее по показателям ресурсоемкости и производительности труда на мировой уровень.

4.      Значительный срок окупаемости проектов по модернизации молочного скотоводства приводит к значительным рискам, связанным в т. ч. с нестабильностью систем поддержки отрасли и таможенно-тарифного регулирования, попытками вмешательства органов управления в ценообразование для сохранения цен на молочные продукты на социально приемлемом уровне.

 

Отдельно хотелось бы выделить ряд специфических проблем, характерных для молочного животноводства.

Значительное снижение эффективности управления с ростом масштабов производства.

Поскольку управление в молочном животноводстве до сих пор является в основном «искусством, а не технологией», отрасль требует непосредственного участия в управлении лица (лиц), претендующего на остаточный доход, обладающего всей полнотой власти по распоряжению ресурсами, т. е. собственника. Делегирование управленческих функций в отрасли затруднено из-за проблем с эффективным контролем. Именно поэтому в странах - основных конкурентах до последнего времени преобладают мелкие и средние по объемам производства, самостоятельные производители молока. Процесс концентрации - вещь объективная, однако в странах ЕС процесс носит эволюционный характер и тесно связан с уровнем развития технологий производства и управления.

 Низкая эффективность сложных иерархий в управлении молочным животноводством связана:

- с территориальной рассредоточенностью производства;

- с зависимостью затрат и результатов производства от оперативной природно-климатической обстановки, невысокой детерминированностью производственного процесса;

- с инерционностью отрасли.

Молочное животноводство принципиально отличается от свиноводства и птицеводства тем, что неразрывно связано с кормовой базой. Для крупного рогатого скота необходимо производство значительного количества объемистых кормов, затраты на перевозку которых растут быстрыми темпами с увеличением расстояния перевозки. В условиях Северо-Запада России и других регионов Нечерноземной зоны РФ, где молочное животноводство традиционно является структурообразующей отраслью сельского хозяйства, это усугубляется низкой контурностью полей, невысокой потенциальной урожайностью кормовых угодий из-за объективных агроклиматических условий, что приводит к значительной территориальной рассредоточенности кормопроизводства. По нашим расчетам, в среднем в Ленинградской области удвоение поголовья коров на животноводческом объекте приводит к пятикратному росту расстояния перевозки кормов.

В результате того, что данная отрасль менее индустриальна (технологический процесс менее детерминирован), кормовые угодья рассредоточены на значительной территории, концентрация молочного стада на отдельном животноводческом объекте (комплексе) эффективна только до определенного уровня, а эффект убывающей отдачи при концентрации производства наступает гораздо быстрее, чем в индустриальных отраслях животноводства – свиноводстве и птицеводстве.

Дополнительно следует учитывать значительное увеличение влажности и количества навоза при переходе на современные трудосберегающие технологии содержания и доения коров (бесподстилочное беспривязное содержание с доением в доильных залах), что при ограниченности сельскохозяйственных угодий для внесения органических удобрений ведет к значительному росту расстояния перевозки, а соответственно, и затрат при хранении и внесении.

Уровень концентрации поголовья коров на одном животноводческом объекте, обеспечивающий наибольшую эффективность в различных районах Ленинградской области, колеблется от 600 до 1200 коров*, т. е. при высокой продуктивности (8000 кг в год) соответствует 5 000-10 000 т молока, или выручке 70-140 млн руб. в год при цене реализации молока 14 руб. за 1 кг.

Инерционность отрасли заключается в том, что последствия сегодняшних управленческих решений и произведенных или не произведенных затрат могут сказаться через значительный промежуток времени. Это приводит к тому, что делегирование полномочий менеджерам, принимающим решения по управлению отраслью, но не являющихся собственниками, с оплатой труда за достижение краткосрочных показателей (производственных, финансово-экономических) ведет к принятию решений в ущерб долгосрочным интересам отрасли. Например, высокий уровень продуктивности коров и рост выручки за реализованное молоко могут достигаться за счет сверхинтенсивного использования животных при применении концентрированных кормов выше зоотехнических норм, что приводит к ухудшению показателей воспроизводства, снижению срока продуктивного использования коров. То есть сегодняшние прибыли могут быть получены за счет завтрашних убытков.

Эффективное стимулирование менеджеров за достижение долгосрочных результатов также затруднено, т. к. наемный менеджер в большей мере заинтересован в получении текущего дохода, чем в повышении стоимости управляемого актива.

Если полномочия не делегированы, или делегирована лишь их незначительная часть, управление осуществляется из «центрального офиса», отдаленного от непосредственных производителей молока многоуровневой иерархией, значительно снижается оперативность, возрастает «стоимость» выработки решений и контроля над их реализацией, растут упущенная выгода и внутрихозяйственные трансакционные издержки.

Опираясь на положения экономической теории и теории управления, можно сделать вывод, что эффективность производителей молока, входящих в интегрированные структуры, объективно ниже, чем у самостоятельных сельскохозяйственных производителей, находящихся в аналогичных природно-климатических условиях с близким производственно-экономическим потенциалом и уровнем технологического развития, но управляемых непосредственно собственником (индивидуальным или коллективным).

Возникает противоречие при реализации в молочном животноводстве возможностей, предоставляемых ГПСХ:

- самостоятельные производители (средние и крупные самостоятельные сельхозорганизации) могли бы производить молоко эффективно, если бы имели возможность осуществить комплексную технологическую модернизацию (пример - ряд эффективных производителей молока в Ленинградской области), но у подавляющего большинства отсутствует возможность привлечения инвестиционных кредитов для комплексной модернизации отрасли, прежде всего, в связи с ограниченностью залоговой базы;

- внешние инвесторы могут привлечь субсидированные кредиты в необходимом для комплексной модернизации объеме, но не могут наладить эффективное управление отраслью из-за ее объективной специфики.

 

Проблемы с привлечением инвестиций самостоятельными сельхозпроизводителями являются важнейшей причиной низкой результативности в молочном животноводстве реализации возможностей, предоставляемых Государственной программой развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия в 2008-2012 гг.

 

Необходима корректировка мероприятий госпрограммы, непосредственно поддерживающих инвестиционную активность в молочном животноводстве.

Все остальные направления поддержки (субсидирование произведенной продукции или ресурсов - комбикормов, топлива, минеральных удобрений) при всей своей положительной роли для финансового состояния отрасли могут выполнять лишь амортизирующую (поддерживающую) функцию. При сохранении объемов производства и поголовья коров они не обеспечат быстрый перевод отрасли на новый технологический уровень. Конкурентоспособность производства на основе существующих у большинства производителей молока технологий конкуренции по качеству, ресурсоемкости, трудоемкости и экологической безопасности при усилении глобальной конкуренции на рынках ресурсов и продукции достигнута не будет, что затруднит достижение целей, определенных ГПСХ и Доктриной продовольственной безопасности.

Низкую эффективность существующей системы стимулирования приобретения оборудования и техники через субсидирование части процентной ставки по кредиту признают не только многие специалисты и руководители хозяйств и органов управления. Например, в заключении экспертной комиссии  по результатам реализации Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 гг. в 2010 г. отмечается: «Следует рассмотреть возможность постепенного перехода от субсидирования процентной ставки по инвестиционным кредитам к прямым субсидиям. Такой порядок позволит государству избавиться от долгосрочных трудноконтролируемых обязательств по субсидированию кредитов. Прямые субсидии могут выплачиваться … в виде доли компенсируемых затрат на приобретение техники, оборудования, строительство скотомест и т. д.» [2, с. 214].

 Новая госпрограмма развития АПК должна включать новую систему стимулирования притока инвестиций в молочное животноводство. Тем более что принцип программно-ориентированного бюджетирования требует более прозрачных схем планирования и расходования бюджетных средств, чему отвечает предлагаемая нами схема.

В качестве одного из вариантов повышения инвестиционной активности самостоятельных сельхозпроизводителей может быть предложено прямое субсидирование приобретаемой техники и оборудования для кормопроизводства и молочного животноводства с возможностью их использования в качестве залога. Наши расчеты (табл. 6) показывают, что при прямой субсидии в размере до 50% от стоимости приобретаемой техники и оборудования и одновременной отмене существующей системы субсидирования процентной ставки по инвестиционным кредитам нагрузка в абсолютном значении на бюджет не растет, а финансовая нагрузка на сельхозпроизводителей существенно снижается.

В приведенном примере расчет выполнен для условий, близких к существующим на сегодняшний момент условий кредитования: ставка рефинансирования - 10%, кредитная ставка - 16%, срок кредитования - 8 лет с отсрочкой погашения кредита на 2 года. Стоимость объекта принята за 1 условную единицу.

При отмене субсидирования процентной ставки государство выплачивает 50% стоимости техники и оборудования на момент их приобретения. Сельхозпроизводители получают кредит на коммерческих условиях (16%) и оплачивают 50% стоимости техники. При этом приобретаемая техника и оборудование выступают в качестве залога.

Таблица 6

Пример расчета эффективности различных вариантов

государственной поддержки привлечения инвестиционных кредитов*

Виды платежей

Варианты господдержки

субсидирование процентной ставки

субсидирование 50% инвестиционных затрат

государство

сельхозпроизводитель

государство

сельхозпроизводитель

Проценты по кредиту

0,55

0,33

0,44

Основной долг

1

0,5

0,5

Итого

0,55

1,33

0,5

0,94

Всего

1,88

1,44

 

Таким образом, предоставление прямой субсидии в виде доли компенсируемых затрат на приобретение техники, оборудования выгодно для государства и сельхозпроизводителей. Кредиты становятся более доступными для производителей, устраняется проблема залогового обеспечения.

Несмотря на то что потребуются значительные суммы бюджетных средств одномоментно, в целом нагрузка на бюджет не увеличивается. Повышается эффективность и снижаются издержки на осуществление контроля целевого использования бюджетных средств и результативность планирования. Снижаются риски дополнительных выплат, связанных с пролонгацией кредитов.

Для того чтобы расходы бюджета гарантированно не превысили расходы государства по существующей схеме поддержки, в случае изменения условий кредитования возможно некоторое снижение размера субсидий, например, до 40-45%, или введение дифференцированных ставок от 30 до 50% в зависимости от вида техники и оборудования и актуальности решаемых ими задач.

Предлагаемая схема господдержки инвестиций снижает рыночную власть банков, повышает конкуренцию между ними, что будет способствовать снижению кредитной ставки для сельхозпроизводителей. Кроме того, предлагаемый вариант поддержки инвестиций будет способствовать снижению трансакционных издержек, т. е. прямых и косвенных затрат, связанных с контролем и оформлением документов на получение и выдачу субсидий в течение 8 лет, значительно повысит инвестиционную активность сельхозпроизводителей и инвестиционную привлекательность молочного животноводства для инвесторов, не претендующих на управление и получение всей суммы остаточного дохода.

Главное – у сельхозпроизводителей появится возможность привлечения инвестиций в необходимых объемах для комплексной модернизации молочного животноводства и кормопроизводства с выходом на параметры производительности труда, ресурсоемкости, качества продукции, экологической безопасности производства, соответствующие мировому уровню, т. е. обеспечению устойчивой конкурентоспособности производства молока.

 

 

Источники

1. Национальный доклад «О ходе и результатах реализации в 2009 году государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы». - М.: МСХ РФ, 2010. - 219 с. www.mcx.ru

2. Национальный доклад «О ходе и результатах реализации в 2010 году государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы» - М.: МСХ РФ, 2011. - 217 с. www.mcx.ru

3. Оперативная информация по надоям и реализации молока на 9.05.2011. www.mcx.ru

4. Характеристика агропромышленного и рыбохозяйственного комплекса Ленинградской области за 2010 год. - СПб: Комитет по АПК и РХК ЛО, 2011.

 



* Рассчитано н. с. Ю. Н. Никулиной

* Рассчитано н. с. Е. Н. Частиковой