МИНЕРАЛЬНЫЕ УДОБРЕНИЯ: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

Леонид БУДАРИН 

Россия входит в пятёрку стран – крупнейших производителей и экспортёров минеральных удобрений. Было бы удивительно, если бы это было не так. Страна располагает практически неограниченными запасами сырья, необходимого для их производства.

Как отмечалось на круглом столе в Госдуме в марте 2006 года, «Россия имеет собственную фосфатно-сырьевую базу, представленную 41 месторождением фосфатных руд с балансовыми запасами около 1 млрд тонн фосфора; Верхнекамское месторождение калийных солей с балансовыми запасами в 18,8 млрд тонн калия, что обеспечивает эксплуатацию на срок более 100 лет; природный газ, являющийся основным сырьём для производства азотных удобрений».

К 1985 году Советский Союз – почивший в бозе великий предок нынешних 17-ти независимых государств, включая Россию, Абхазию и Южную Осетию, - создал промышленность минеральных удобрений, позволившую стране выйти  на первое место в мире по объёму их выпуска. В пределах нынешней России в 1988 году было произведено 18,9 млн тонн минеральных удобрений, из которых 14,2 млн (76 процентов) поставлено отечественному сельскому хозяйству. Ко времени приватизации в 1990-х годах наиболее лакомых кусков отечественной экономики предприятия отрасли подошли с современными на тот момент оборудованием и технологиями. Что позволило им оперативно переориентироваться на экспорт и занять на мировом рынке достойную нишу, когда загибающемуся отечественному сельскому хозяйству удобрения стали так же нужны, как мёртвому припарки. Если до дефолта 1998 года производство минеральных удобрений имело устойчивую понизительную тенденцию (с 12,3 млн тонн в пересчёте на действующие вещества в 1992 году до 9,4 млн тонн в 1998-м), то, когда рубль рухнул, предоставив экспортёрам демпинговые преференции, тенденция круто изменила направленность. Нужно отдать должное новым собственникам химической индустрии: ситуацией они воспользовались грамотно. Уже в 1999 году производство минеральных удобрений выросло почти на четверть, а в 2001 году существенно превысило уровень 1992-го. Не знаю, чьи портреты висят и висят ли вообще в кабинетах владельцев и топ-менеджеров «минеральных» холдингов, но в красном углу апартаментов лик Сергея Кириенко – премьера времён дефолта - был бы уместен.

Блицкриг на мировые рынки российской промышленности минеральных удобрений, давшийся малой кровью, имел оборотную сторону – таково, по-видимому, изначальное свойство медали «За выдающиеся успехи в бизнесе», которую я бы учредил, будь на то моя воля. Оборотная сторона состояла в том, что успешная торговля минеральными удобрениями с тех промышленных площадок, которые достались от СССР, делала неактуальными инвестиции в модернизацию производства. Весомая фора за счёт низкого курса рубля, низкой стоимости рабочей силы, низких тарифов на электроэнергию, газ, железнодорожные перевозки с лихвой покрывала издержки от применения устаревших технологий и оборудования. Да и рука не поднималась останавливать агрегаты на реконструкцию, когда спрос на выпускаемую ими продукцию на мировом рынке стабильно рос. В первые годы XXI столетия коэффициент обновления основных фондов колебался в районе двух процентов, или в шесть раз ниже минимально приемлемой планки. Российская промышленность минеральных удобрений, равно как и химическая отрасль и вообще промышленность в целом уподобились лирическому герою песни Вячеслава Малежика, у которого «глаза на закат», тогда как в Китае, Индии, странах Персидского залива и Северной Африки глаза были «на рассвет». В результате по энергоэффективности и производительности труда российские заводы существенно отстали не только от аналогичных производств развитых стран, но и развивающихся, где промышленность минеральных удобрений была создана или продолжает создаваться в последние годы.

На упомянутом выше круглом столе в Госдуме отмечалось: «Уже с 2000 года имеет место тенденция снижения рентабельности производства. В результате стагнации инновационной и инвестиционной деятельности производственный потенциал отрасли в основном характеризуется низким техническим уровнем». Проблема не перестала существовать поныне.

Бюллетень Российской ассоциации производителей удобрений (РАПУ) констатировал в 2008 году: «Большинство предприятий (по производству удобрений. – Л.Б.) введены в эксплуатацию в 50-70-е годы прошлого века. Энергопотребление на единицу вырабатываемой продукции на российских предприятиях выше на 30 процентов по сравнению с современными зарубежными заводами, вводимыми в эксплуатацию сегодня. Современные высокотехнологичные производства аммиака и других азотных удобрений в России не строятся, а (необходимые. – Л.Б.) инвестиции в модернизацию, по оценкам экспертов, составят сотни миллионов долларов». В результате, к примеру, на изготовление одной тонны аммиака – исходного полуфабриката для производства азотных удобрений - в России расходуется 1,2 тысячи кубометров газа, а в Европе – на треть меньше.

Определённые подвижки в плане модернизации производства, инфраструктуры, логистики начались лишь в последние годы. И на это компании подвигли, как ни прискорбно констатировать, не в последнюю очередь регулярные повышения тарифов так называемых «естественных» монополий. Что немедленно отзывалось снижением рентабельности любого производства, а промышленности минеральных удобрений – в очень ощутимой степени.

Тот же Бюллетень РАПУ тревожился: «Согласно расчётам экспертов в 2008-2009 годах рост тарифов, вследствие которого цены на газ (для внутренних потребителей. – Л.Б.) приблизятся к европейским, приведёт к отрицательной рентабельности производителей азотных удобрений. Следствием повышения стоимости газа станет рост цен на электроэнергию и тарифов на транспортировку». Накануне Нового года правительство сделало производителям удобрений, как и всей реальной экономике, очередной подарок: в 2010 году цена газа для промышленных потребителей выросла ещё на 15 процентов. В Москве тысяча кубометров газа теперь обойдётся оптовым потребителям в 2665 рублей, то есть около 89 долларов.

Между тем в других странах, обладающих весомыми запасами природного газа, цены на него для внутренних потребителей составляют от 30 и ниже до 50 долларов за тысячу кубометров. И не случайно в этих странах построены или строятся производства минеральных удобрений, которые уже теснят отечественные компании на мировых рынках вследствие дешевизны сырья и энергии.

Не утруждая население и бизнес доступным обоснованием необходимости тарифной экспансии «Газпрома», энергетиков, железнодорожников, ЖКХ, правительство перед каждым Новым годом нажимает на спусковой крючок стартового пистолета инфляции, а потом с упорством и эффективностью Сизифа с нею борется. Задавая себе – или нам, чтоб видели свет в конце тоннеля? – обнадёживающие ориентиры в среднесрочной перспективе. Если бы всё происходило так, как мечтало (или вешало лапшу на уши обывателю) правительство в 2002 году, инфляция в 2005 году была бы в пределах 6-8 процентов. А была 10,9 процента. Если бы сбылась мечта,  которой правительство поделилось с публикой в 2004 году, то инфляция в 2007 году составила бы 8-9 процентов. Ей же оказалось комфортнее в рамках 11,9 процента. Ну и так далее. А то, что в 2009 году инфляция уложилась в 8,8 процента, - это не достижение экономического блока правительства (им в марте прогнозировалась годовая инфляция в размере 13-14 процентов), а следствие непредвиденно глубокого сокращения платёжеспособного спроса населения и рекордного среди развитых стран падения экономики.

Пока корифеи отечественной макроэкономики самоотверженно борются с инфляцией, рынок длинных кредитов, только и способных дать толчок модернизации реальной экономики, обречён пребывать в предынфарктном состоянии. Вывести его из такого состояния не под силу оказалось даже Центральному банку, совершившему в истекшем году героический поступок, на доли процента под фанфары снижая ставку рефинансирования. Когда центральные банки вменяемых стран в целях оживления кредитного механизма в условиях кризиса сбросили учётные ставки чуть ли не до нулевых отметок.

  Находясь в пятёрке ведущих производителей и экспортёров минеральных удобрений, Россия умудрилась оказаться на исходе ХХ века  в шестёрке государств, замыкающих рейтинг 100 стран по объёму вносимых минеральных удобрений на гектар посевной площади. Впереди нас оказались Лесото с 16,9 кг/га, Сенегал с 18,9 кг/га и ещё 92 страны. Зато мы с нашими 16 кг/га обошли Бенин, Гаити, Эфиопию, Малави и даже Папуа - Новую Гвинею. С тех пор положение стало нехотя выправляться, и в 2008 году этот показатель достиг значения 36 кг на гектар посевов. Тогда как в 1988 году в СССР в почву вносилось по 107 кг на гектар.

Но вот что замечательно и подтверждает неколебимую правоту сентенции Фёдора Тютчева (1803-1873) - «умом Россию не понять». Когда удобрений на российские поля вносилось существенно – в разы! – больше, урожайность российских полей была существенно ниже. Отчасти это можно объяснить безалаберностью тогдашней экономической системы, планировавшей в основном объёмы и тонны. Способов добиться выполнения плановых показателей, от которого зависело благосостояние исполнителей, было изыскано множество, включая приписки. Мне самому в середине 80-х годов доводилось видеть в укромных местах обочь полей кучи закаменевшего суперфосфата, сваленные здесь механизаторами, чтобы не елозить на тракторах по пашне: так-то быстрее выполнить норму внесения удобрений в почву. Но вряд ли этот фактор был основной причиной феномена всплеска урожайности сельхозкультур в нулевые годы нового тысячелетия.

Среднегодовая урожайность              Внесение минеральных

зерновых составляла                            удобрений (кг/га):

( в чистом весе, ц/га):                               

1909-1913 гг.   6,9                                     1970 г .               - 28

1986-1990        - 16,5                                    1980                   - 62

1991-1995        - 15,7                                    1990                   - 88

1996-2000        - 15,1                                1996-2000 гг.      – 17,8

2001-2005        - 18,8                                2001-2005            - 25,0

2006-2009        - 21,6                                2006-2009            - 37,9

Такую же в общих чертах картину можно наблюдать и по другим основным сельскохозяйственным культурам (см. таблицу Росстата).    

То обстоятельство, что урожайность сельхозкультур после погрома отечественного агропрома упала не столь очевидно, как ей должно было упасть вследствие обвального сокращения поставок минеральных удобрений селу, поначалу  объяснялось своего рода послевкусием от обильного насыщения ими почвы в советские годы. «Накопленный потенциал плодородия, очевидно, позволил обеспечить в последующем положительную динамику роста урожаев», - уверен один из авторов. Но накопленный потенциал плодородия вряд ли мог сохраниться в  пашне в течение полутора десятка лет её эксплуатации. Однако, внося в почву меньше туков, чем в семидесятые годы, мы не вернулись к положению, когда урожайность зерновых колебалась от 10 до 15 ц/га. А внося в конце восьмидесятых годов столько же удобрений, сколько Канада, мы не смогли добиться такой же урожайности.

Не хочу, чтобы меня поняли превратно. Ставить под сомнение насущную необходимость кардинального увеличения поставок удобрений селу может только тот, кто разделяет убеждение одного нашего высокопоставленного чиновника, которое можно обрисовать формулой: мы за бугор - наши углеводороды, а забугорье нам – на блюдечке бутерброды: сытно и не хлопотно. До определённого времени, похоже, к такой точке зрения был близок и наш второй президент, который в своих первых посланиях Федеральному Собранию сельское хозяйство даже не упоминал. Не знаю, за какие грехи поплатился постом министра сельского хозяйства Алексей Гордеев, открыто противопоставивший себя экономическому блоку правительства, не пылавшему любовью к аграриям. Впрочем, должность наркома или министра сельского хозяйства всегда была у нас «расстрельной», иногда в буквальном смысле слова.

Экскурсом в историю я хочу лишь подчеркнуть, что одно только насыщение аграрного сектора удобрениями проблему низкой производительности наших полей не решало и не решит. Эта проблема многогранна. А приведённые цифры в том числе свидетельствуют, что даже незначительное увеличение поставок удобрений селу, наблюдающееся в последние годы, отзывается весомой прибавкой урожая: современного крестьянина жизнь заставила рачительно распоряжаться ресурсами. Другой вопрос, что рачительный крестьянин становится заложником своих успехов: высокие урожаи обваливают цены на зерно, вызывая у него стон вместо кликов восторга. «Этот стон у нас песней зовётся» (Некрасов). Но это другая песня.

  О положении дел, сложившемся в отрасли через год после прихода экономического кризиса в Россию, шла речь на IV Международной конференции «Минеральные удобрения», проведённой в Москве по инициативе аналитико-консалтинговой компании Creon. В ней приняли участие представители ведущих российских производителей минеральных удобрений, трейдеры, перевозчики, биржевики, сельхозпроизводители. Что меня приятно поразило – младые лета участников дискуссии, сопряжённые с глубоким знанием ими обсуждавшегося предмета. Это вселяющее оптимизм обстоятельство не преминул отметить и ветеран радения о плодородной способности русского поля Михаил ОВЧАРЕНКО, президент Национального агрохимического союза:- Приятно не только делиться знаниями, но и получать их от вас.

Он обрисовал ситуацию, сложившуюся в российском сельском хозяйстве в части применения минеральных удобрений. В 2008 году селу было поставлено на 2150 тонн больше минеральных удобрений (в действующем веществе), чем годом ранее. В 2009 году объём поставок ожидается примерно на том же уровне. Преобладающей формой удобрений, используемых хозяйствами, являются азотные, непосредственным образом влияющие на урожайность. Главными потребителями минеральных удобрений были и остаются Центральный, Южный и Приволжский федеральные округа. Они как бы соревнуются между собой. Раньше первенствовал ЮФО. Сегодня дал рывок ЦФО. Догоняет его Приволжский.

В Южном федеральном округе три региона обеспечивают львиную долю потребления удобрений – Краснодарский, Ставропольский края и Ростовская область. В других входящих туда регионах потребление удобрений незначительное.В Центральном федеральном округе выросла доля потребления удобрений в Курской, Белгородской и Липецкой областях, они-то и обеспечили первенство округа в неформальном соревновании.Погоду в Приволжском округе делает Татарстан. Он ежегодно на протяжении восьми лет вносит в почву от 200 до 250 тысяч тонн удобрений в действующем веществе. Другим регионам до него далеко.Нечем гордиться российскому Северо-Западу. Уровень потребления удобрений здесь постоянно падает. Это свидетельствует о том, что в хозяйствах округа нет культур, отзывчивых на минеральные удобрения и окупающих затраты на них.

В развитие этой мысли Овчаренко позволю себе реплику. Засеяв поле самым высокоурожайным голландским сортом по голландской технологии и с голландскими нормами внесения удобрений, мы навряд ли дождёмся голландского урожая где-нибудь на Псковщине или на Владимирщине. И здесь открываются необъятные перспективы для прикладной аграрной науки. Которую нам ещё предстоит воссоздать из пепла, в который мы её превратили. Необходимы районированные сорта, отзывчивые именно на удобрения и именно на данной почве. Необходимы машины, которые бы строго дозированно  вносили удобрения в почву, чтобы свести их расход к необходимому минимуму. У нас же более половины пахотных земель удобрений вообще не получают, поскольку хозяйствам они не по карману. Даже несмотря на созданную государством систему субсидирования закупок.

Уральский, а тем более Дальневосточный федеральные округа уже два десятилетия пребывают в состоянии перманентного кризиса в части использования минеральных удобрений. Иначе как плачевным нельзя назвать положение и в Сибирском округе.

Михаил Михайлович напомнил, что в результате Чернобыльской катастрофы 27 территорий Российской Федерации подверглись радиоактивному загрязнению, в частности цезием. Особенно пострадали земли Брянской, Калужской, Орловской, Тульской областей. Установлено, что калий, содержащийся в хлористом калии, конкурирует с цезием за поступление в растения и тем снижает радиоактивность продукции. Отрадно, что государство предложило этим областям целевую поддержку, стимулирующую приобретение хлористого калия.

Анализу состояния и перспективам развития промышленности минеральных удобрений посвятил свой доклад Дмитрий МАГАЗАНИК, главный специалист отдела маркетинга ОАО «МХК-Еврохим».Традиционно российская промышленность минеральных удобрений занимает одно из ведущих мест в мире. На начало 2009 года доля России в мощностях составляла порядка 20 процентов по аммиачной селитре, около 15 процентов по хлористому калию и свыше 10 процентов по аммофосу. Вследствие финансового кризиса потребление и производство удобрений сократилось. При этом наименьшее падение наблюдалось по азотным удобрениям (около 3 процентов), тогда как по фосфорным и калийным удобрениям оно достигло 8-9 процентов.

Недостаток финансовых средств и сложность кредитования отечественных сельхозпроизводителей понудили их приобретать в первую очередь, а иногда и исключительно азотные удобрения. В результате уже в I полугодии 2009 года выпуск этой продукции вырос на 4 процента к соответствующему периоду 2008-го. В то же время производство фосфорных удобрений продолжило падение (на 17,5 процента), а производство калийных удобрений и вовсе обвалилось (порядка 58 процентов).

Закрепилась тенденция увеличения поставок минеральных удобрений отечественному сельскому хозяйству. В 2008 году объём поставок составил около 2,3 млн тонн в пересчёте на действующие вещества (рост 17 процентов), в 2009-м рост, хотя и менее значительный (порядка 4 процентов) , продолжился.

Магазаник подчеркнул, что российские производители минеральных удобрений в состоянии в полной мере обеспечить потребности села в своей продукции, особенно с учётом тех трудностей, какие испытываются ими на внешних рынках уже сегодня.

О них поведал Андрей РЯБИНИН, старший специалист управления стратегического маркетинга ЗАО «ФосАгро АГ».Мировой рынок минеральных удобрений чутко реагирует на изменения в мировой экономике. Особенно в развивающихся странах Азии и Латинской Америки, где остаётся достаточно высокой доля аграрного сектора в структуре ВВП.

По оценкам Международной ассоциации производителей удобрений (IFA), объём потребления азотных удобрений из-за кризиса снизился в незначительной степени – на один процент – и составил в прошлом году 99 млн тонн в азоте. Это объясняется тем, что снижение норм внесения азотных удобрений напрямую приводит к резкому снижению урожайности. Уже в 2009 году рынок азотных удобрений восстановился. В последующие годы IFA ожидает его ежегодный прирост на 2-3 процента, что ниже, чем предыдущее пятилетие. Большую часть прироста обеспечит азиатский регион, и прежде всего Индия и Китай.

Основным видом применяемых азотных удобрений является карбамид. Прогнозируется значительный прирост мощностей по его производству – в Китае и на Ближнем Востоке (Иран и Оман). Как результат, Иран избавился от своей нитрозависимости, а запуск мощностей в Омане приведёт к росту конкуренции на одном из крупнейших мировых рынков сбыта – в Индии. На 2011 год запланированы запуски мощностей в Катаре и в Алжире. Тогда профицит – превышение предложения над спросом – может составить более 4 млн тонн. Что будет негативно отражаться на уровне цен и может привести к изменению географии поставок карбамида. А именно, к вытеснению Ближним Востоком и Китаем российских и украинских поставщиков из азиатского региона и росту конкуренции на рынках Южной Америки, Африки и Западной Европы.

Потребление фосфорных удобрений в мире в 2008 году ощутимо снизилось (на 8 процентов): в отличие от азотных удобрений, фермеры могут отложить использование фосфорных удобрений, которые больше влияют на качество продукции, нежели на текущую урожайность. Однако в целом за период 2009-2011 годов IFA рассчитывает на рост потребления фосфорных удобрений на 5 млн тонн. Тогда как в этот же период намечен ввод мощностей по производству диамония фосфата и аммофоса суммарным объёмом 7,3 млн тонн в Саудовской Аравии и Марокко. Ввод этих мощностей, базирующихся на местном дешёвом сырье, приведёт к существенным изменениям на мировом рынке. Можно предположить, что американские и частично российские производители будут вытеснены с азиатского рынка, что приведёт к заметному росту конкуренции на рынках Латинской Америки.

Рябинин не без гордости за отечественный бизнес отметил, что в России пока не просматривается возможность закрытия мощностей по производству минеральных удобрений. Все основные производители смогли приспособиться к текущим реалиям рынка и плохо-бедно работают.Его сдержанный оптимизм нашёл подтверждение в декабре 2009 года со стороны генерального директора компании RCC group Екатерины Краевой: компании сократили издержки и более или менее привыкли жить с затянутыми поясами, хотя ситуация далека от радужной.

Если оптимизм, сдобренный пессимизмом, перевести в бесстрастные цифры, представленные Росстатом, то ситуация выглядит так.За 11 месяцев 2009 года в стране выпущено 13,4 млн тонн удобрений в чистом весе, что составляет 87,8 процента к соответствующему периоду 2008 года. В то же время ноябрьские показатели-2009 выросли на 5,8 процента по отношению к октябрю и на 87 процентов (!) превысили показатели ноября-2008. Что недвусмысленно свидетельствует о возрождении спроса на средства повышения плодородия почвы во всём мире. А Россия – иногда к сожалению, а в этом случае к радости – является неотъемлемой частью мира. Минсельхоз РФ сообщил, что к 11 ноября 2009 года сельские хозяйства страны приобрели минеральных удобрений на 9,1 процента больше, чем в 2008-м, а внесли в почву больше на 13,6 процента. Если – тьфу, тьфу! - не случатся экстраординарные погодные катаклизмы, 2010 год обещает вписаться в традицию последних лет ежегодного роста производства сельскохозяйственной продукции.


           
Perfectagro.ru © 2010  Все права защищены.
           

 

Журналы Контакты Реклама