ТОННЫ ИЛИ МИКРОНЫ? О ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ИМПОРТА ПЛЕМЕННОГО СКОТА

Не один десяток лет с нашей стране функционируют специализированные научно
исследовательские институты и отделения, где ученые занимаются селекцией крупного рогатого
скота, постоянно улучшая продуктивные и воспроизводительные качества животных. На этом
поприще защищено множество научных диссертаций и получено немало очередных званий и
денежных премий – за селекционные достижения, выведение очередного типа крупного рогатого
скота, метод оценки быков-производителей и т.д.
Все бы ничего, только диссертации остаются пылиться на полках, а в реальной жизни Россия
завозила, завозит и, по-видимому, еще долго будет импортировать как самих животных, так и
племенной материал, тратя на эти цели огромные деньги.
Почему? Как целесообразнее распорядиться государственными средствами? В каком виде лучше
приобретать племенной материал – телок и нетелей, живая масса которых измеряется тоннами,
или семя быков и эмбрионов, чей размер составляет микроны? Эту тему мы решили обсудить с
доктором биологических наук, профессором, главным редактором журнала «Главный зоотехник»
Николаем КОСТОМАХИНЫМ.


Николай Михайлович, насколько необходим импорт скота в Россию? В каком количестве?
Это чисто риторический вопрос, который задается не одно десятилетие. А мы все завозим и
завозим. Однако следует помнить, что завезенный племенной материал без соответствующего
использования превращается просто в сырье или в товарный скот. Импортировать, конечно, нужно. Мне пришлось довольно долго учиться и работать за рубежом, поэтому я не понаслышке знаю
методы работы ведущих зарубежных ученых и компаний, связанных с разведением крупного рогатого скота США, Канады, Великобритании, Израиля и других стран. Так вот, в международной
практике это называется обменом генофонда и совершенствует селекционный процесс. Но это обмен в основном на уровне эмбрионов и спермы выдающихся быков. Что же касается количества завозимого племенного материала, то это, прежде всего, зависит от темпов воспроизводства стада и от специфики отрасли – молочное или мясное скотоводство.

Каков отход после первого года содержания?
Здесь нужно сразу оговориться, что понимать под словом «отход». Если только падеж, то это одна сторона вопроса, а если сюда входят еще выбраковка и выранжировка, то здесь несколько другая
ситуация. По современным зоотехническим нормам, в течение первой лактации может быть выбраковано до 40% первотелок. Но здесь львиная доля должна отводиться выбраковке по продуктивности.
Если же мы рассматриваем импортированный скот, то вопрос о продуктивности практически не ставится, так как завозимые животные по определению более продуктивны, чем местный скот.
Следовательно, в этом случае отход складывается из падежа и выбраковки по различному роду заболеваний. Так вот, он должен быть не более 10 процентов. Мы же имеем 30, 40 и даже 50
процентов. Из имеющихся данных можно проследить, что, например, в Самарской области в ООО КХ «Старобуянское» при завозе скота из Германии за полгода отход составил 19,8 процента. В
Краснодарском крае в ряде хозяйств за год из стада выбыла треть поголовья. В некоторых хозяйствах Белгородской области через год осталась лишь половина животных. Такие же цифры
можно наблюдать в Иркутской и других областях.

Каковы причины падежа и выбраковки животных? Может быть, это нарушение обмена веществ,
копытная гниль, бронхопневмония, заболевания органов воспроизводства или какие-то другие?

Основными причинами отхода можно назвать практически все названные. Однако надо признать, что в нашей стране практически отсутствует понятие «болезни продуктивности животных», а
именно эти болезни являются началом и основой всех других нарушений, которые ведут к выбытию животных. На Западе проблеме болезней продуктивности уделяют огромное внимание. Так, мне довелось принимать участие в 7-ой (!) международной конференции по болезням продуктивности животных, проходившей в Корнельском университете (США) еще в 1989 году. Уже тогда мировая
наука поняла, что высокопродуктивная корова нуждается в особых условиях сбалансированного кормления. Несбалансированное кормление вызывает болезни продуктивности – ацидоз, кетоз и
другие, на основе которых возникают болезни репродуктивной сферы, конечностей и так далее. Следует отметить, что болезни подобного рода – прерогатива зоотехнической, а не ветеринарной
службы.

Николай Михайлович, приведите, пожалуйста, примеры успешной и неудачной акклиматизации
скота.

Поскольку я сам родом из Сибири, могу привести старый пример из моей многолетней практики. Еще в начале 80-х годов пошлого века в госплемзавод «Нижне-Иртышский» Омской области
завезли 800 голов голштинизированного скота. Поступило несколько партий этих животных, в некоторых из них отход доходил до 60 процентов. В 1987 году я возглавил иммунобиологическую
лабораторию Омского СХИ и был привлечен к решению этой проблемы. Проведя большое количество исследований кормов и самих животных, составив соответствующие
сбалансированные рационы, нам удалось снять острую проблему отхода животных. Подобную картину я практически в то же время наблюдал во флагмане отечественного молочного
скотоводства – госплемзаводе «Омский» Омской области. В 1986 году в ГПЗ «Омский» завезли 99 голов голштинизированного скота из Германии. При обычном в то время хозяйственном подходе
к их кормлению за год отход составил 38 процентов. В 1988 году в это же хозяйство завезли 98 голов голштинизированных нетелей из Дании. С самого начала контроль качества кормления вели
сотрудники моей лаборатории. Отход составил около 9 процентов! И что характерно, по прошествии такого значительного периода времени мы до сих пор наступаем на те же грабли и не
используем накопленный опыт. Гораздо позже мне неоднократно приходилось выезжать в племенные хозяйства Удмуртской Республики по решению данной проблемы, и когда руководство зоотехнической службы выполняло предложенные рекомендации, то акклиматизация животных проходила успешно. Сегодня пример удачной акклиматизации скота можно привести в Калужской области, куда завезена крупная партия скота абердин-ангусской породы мясного направления продуктивности.

Может ли импорт семени быков, а также эмбрионов стать альтернативой завозу взрослых
животных? Или он должен его дополнять?

В практике ведения скотоводства ведущих стран мира обмен генофондом ведется только на уровне эмбрионов и спермы быков, о чем я уже упоминал выше. Если же говорить о сегодняшнем
состоянии скотоводства в России, то в молочном скотоводстве главным источником генетического материала должны быть эмбрионы и сперма выдающихся быков. Завоз маточного поголовья в
виде телок и нетелей в наших условиях бесполезен, а часто даже и вреден, так как возникают огромные проблемы с адаптацией и здоровьем животных. В мясном скотоводстве, в виду его слабой развитости и технологических особенностей, возможен ограниченный завоз живого скота, но в ограниченных количествах.

Насколько правильным Вы считаете утверждение, что с импортом животных мы завозим и новые
болезни?

Это как раз дополнение к предыдущему вопросу. Безусловно, с импортом мы везем и новые болезни. Примером может служить нашумевший случай в Иркутской области, когда на ферме
Иркутского НИИ сельского хозяйства произошло заболевание местного скота при помещении туда импортированных из Канады животных. Менее чем за 20 дней ферма потеряла 260 голов.
Вообще нужно сказать, что импортом живого скота в молочном скотоводстве занимаются только слаборазвитые страны, где плохо налажена своя селекционно-племенная работа и ставится
сиюминутная задача увеличения продуктивности и повышения качества скота.

Как, по Вашему мнению, можно увеличить поголовье племенных высокопродуктивных животных,
с хорошим здоровьем и высокой продуктивностью? Что для этого надо сделать?

Поголовье качественных племенных животных мы можем увеличить без завоза живого скота из- за рубежа. Для этого необходимо кардинально изменить подходы к организации племенной
работы, воспроизводства стада и обеспечить оптимальные условия для выращивания ремонтного молодняка. Нужно привести в соответствие с международными требованиями нормативную документацию по оценке племенного материала, срочно войти в состав международных организаций занимающихся племенным скотоводством (ICAR, Interbull).
Вообще, частично ответ на этот вопрос можно найти в моей книге «Воспроизводство стада и выращивание ремонтного молодняка в скотоводстве» (М.: КолосС, 2009 г. – ред.). Там изложено,
что нужно сделать, чтобы вырастить высокопродуктивную корову, как следует реформировать племенную службу страны, как создать сеть нуклеусных стад с целью многократного увеличения
выхода ремонтного молодняка. Более того, мною разработана программа по эффективному использованию отечественных и мировых генетических ресурсов, которая, к сожалению, пока не нашла выхода в производство по ряду объективных и субъективных причин.

Будем надеяться, что представители власти в конце концов задумаются о рациональном и эффективном использовании государственных средств и возьмут на вооружение действенные
разработки наших ученых. Очень хочется в это верить.

Беседу вела Светлана ГРИШУТКИНА

Костомахин Николай Михайлович – д.б.н., профессор, академик Российской академии
естествознания.
Родился в 1958 г. в Омской области. С отличием окончил Омский СХИ в 1981 г.
В 1986 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата биологических наук.
С 1987 г. по 1997 г. заведовал иммунобиологической лабораторией Омского СХИ.
В 1994 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора биологических наук.
В 2002 г. ему присвоено звание профессора кафедры ветеринарной генетики и биотехнологии.
С 1992 г. по 2002 г. работал первым заместителем генерального директора ФГУП «Омское» по
племенной работе.
В 1999–2001 гг. прошел обучение по президентской «Программе подготовки управленческих
кадров для организаций народного хозяйства Российской Федерации» (Россия – Великобритания).
В 2002 г. был переведен в Москву на должность заместителя исполнительного директора Союза
животноводов России.
В 2006 г. избран академиком Российской академии естествознания.
Стажировался в Корнельском университете в (США, штат Нью-Йорк), в Великобритании – в
университетах городов Эдинбурга и Манчестера, а также компаниях «Джинус» и «Коджент», в
Чехии (в филиале американской компании «Кемин»), в университете г. Иерусалима (Израиль).
Неоднократно представлял СССР и Российскую Федерацию на крупных международных
симпозиумах (США, Канада, Великобритания, Испания, Бельгия и др.).
Основное направление научных исследований – генетика и селекция крупного рогатого скота на
повышение его продуктивных и воспроизводительных качеств, а также повышение
жизнеспособности животных в экстремальных условиях эксплуатации.
Опубликовано более 300 научных работ (более 30 за рубежом), издано 5 учебников.
Награжден медалью «Племенная служба России 30 лет» за долголетний плодотворный труд в
племенном животноводстве.


           
Perfectagro.ru © 2010  Все права защищены.
           

 

Журналы Контакты Реклама