КОРОВА – ТОТ СТАНОК, КОТОРЫЙ НЕ ВЫКЛЮЧИШЬ

Более 400 делегатов из 51 региона участвовали в работе 4-го съезда Национального союза производителей молока. Сегодня «Союзмолоко» объединяет свыше 3000 производителей и переработчиков, представляя интересы 70% молочной отрасли РФ, доложил на форуме председатель правления Андрей Даниленко.

В стране производится около 32 млн тонн молока, больше половины – в частных и фермерских хозяйствах. Постановлением Правительства РФ от 22 декабря 2012 г. введены субсидии на 1 литр товарного молока высшего и 1-го сорта. Для адаптации в условиях ВТО, по словам Андрея Даниленко, в правительстве обсуждаются предложения в части повышения пошлин на сливочное масло и отдельные виды сыров в рамках единого экономического пространства. После вступления в ВТО импорт молочной продукции вырос на 20% (особенно из Беларуси) и составляет 8 млн тонн. «Закупочные цены на сырое молоко не позволяют окупить затраты, рентабельность низкая, производители находятся в тяжелом положении, – отметил докладчик, – господдержка недостаточна. Между тем, по данным Мирового банка, субсидирование (уровень поддержки) сельхозпредприятий составляет в Корее – 223%, в Финляндии – 44%, в России – 12%.

В отрасли невысока отдача от вложенных средств. Зарубежные исследования показывают: от 1 млрд рублей инвестиций в отрасль доходы составляют лишь 300 млн. Союз волнует то, что снижение ставки рефинансирования со 100 до 80% ведет к потере 1 руб. поддержки на литр. То есть молокопроизводителям уменьшают объем поддержки на инвестиции, модернизацию, строительство новых комплексов.

Тревога за судьбу отрасли прозвучала в выступлении президента ассоциации «Союзмолоко», зампредседателя аграрного комитета Госдумы Айрата Хайруллина: «В условиях ВТО мы будем неконкурентоспособны, необходимо господдержку довести до 5 руб. на 1 литр молока и 25 руб. на 1 кг говядины. Мы перерабатываем лишь 13,5 млн тонн молока, надо поддержать сыроделов».

Окупаемость инвестиций – уязвимое место молочной отрасли. Она составляет в среднем 16-19 лет, а вот в Тюменской области, где высока господдержка, этот показатель равен 7 годам. В связи с недостаточными дотациями молочного животноводства гендиректор ООО «Агропромкомплектация» Сергей Новиков решил не инвестировать средства в развитие отрасли, а пустить их в свиноводство и растениеводство. Евгения Уваркина, гендиректор ООО «Агрофирма Трио», предложила удлинить сроки кредитования до 15-25 лет. Это, конечно, голубая мечта. Когда она осуществится?

О качестве продукции много говорили. В Европе молоко 1-го и 2-го сортов считается непригодным к употреблению. Поэтому делегаты высказались за повышение качества лабораторных исследований молока, от которого ныне будет зависеть размер субсидии. Сегодня же высший сорт у того, кто лучше договорится. Это ведет к коррупции.

Многие выступавшие выразили недовольство политикой нового руководителя департамента животноводства Минсельхоза РФ, который, по их мнению, «зажимает производителей, возражает против повышения пошлин на ввоз импортной молочной продукции». Директор департамента Владимир Лабинов в свою очередь резко раскритиковал «Союзмолоко» за использование «двойных стандартов», подчеркнув: «Минсельхоз работает в интересах всего молочного рынка России, а цена на рынке формируется, когда есть спрос на сырье. Мы будем поддерживать производителей молока с высоким качеством».

Но тут в горячую дискуссию вмешался заместитель министра сельского хозяйства России Александр Черногоров и призвал к миру, пообещав «изыскать ресурсы для развития молочного скотоводства». Средства для подъема животноводства необходимы, ибо корова – тот станок, который не выключишь. Буренки круглый год хотят есть и доиться.

«За 20 лет ситуация изменилась кардинально, – отметил президент АККОР Владимир Плотников. – С одной стороны, идет устойчивое сокращение поголовья скота. С другой – рост импорта молока, 8 млн тонн завозим. Мы заврались. Крестьяне, которые телевизор смотрят, возмущаются: такого объема, который звучит в отчетах, просто нет ни в сельхозпредприятиях, ни в личных подсобных хозяйствах. Надо дать объективную картину по объемам производства молока и количеству коров. Необходимо усиление поддержки на литр молока. Но если эти деньги будут распределяться так, как сегодня, то деревня их не увидит – только крупные предприятия. А надо, чтобы все производители молока получали эту поддержку. В 2012 году переработка молока упала на 15-16%. Конкурентная возможность должна быть одинаковой у российских и западных производителей. Мы должны быть сильными лоббистами развития сельского хозяйства».

Отмечу, выступление Плотникова было одобрено аудиторией. Сидевший рядом со мной министр сельского хозяйства Республики Коми Сергей Чечеткин заметил: «Верно говорит, за последние 2,5 года число фермерских хозяйств в регионе удвоилось и составляет 570. В них содержится четвертая часть поголовья коров и ежегодный прирост животных составляет 15-17%. Для сбыта фермерской продукции мы создали 300 торговых точек, а также хорошо выручают ярмарки выходного дня».

Андрея Даниленко я знаю давно, еще со дня организационного собрания в 2008 г. по созданию ассоциации «Союзмолоко». Помню баталию, разыгравшуюся на ее 1-м съезде, когда при обсуждении вопроса оптимальной закупочной цены молока схватились производители и переработчики. Первый зампредседателя правительства РФ Виктор Зубков сказал: баста, цена будет 12 рублей! Производители в порыве благодарности чуть не упали в ноги куратору агропромышленного комплекса страны. Сельхозпредприятия и фермерские хозяйства вздохнули свободно, стали сдавать молоко по более выгодной цене и направлять выручку на приобретение современного оборудования. В последующем Минсельхоз неоднократно сводил вместе руководителей ассоциации «Союзмолоко» и РСПМО. Удалось даже заключить какое-то подобие соглашения о сотрудничестве. Потом, правда, часть перерабатывающих предприятий перешла в «Союзмолоко». Необъявленная война между двумя союзами до сих пор идет.

После съезда я подошел к Даниленко и спросил: «Какой должна быть сегодня закупочная цена молока в стране?» Андрей Львович ответил без промедления: «Оптимальная цена – 13-16 рублей за 1 литр, а дотации на 1 литр молока – 3 рубля. Это позволит производителям в условиях ВТО выстоять в конкуренции с западными поставщиками». Правда, он добавил: «Если, конечно, коллеги-славяне, белорусские поставщики, не спутают карты – в прошлом году им практически разрешили делать на российском рынке что угодно».

В проекте резолюции съезда, в частности, предлагается: «Выделять субсидии на 1 литр реализованного молока не ниже 1-го сорта. Рассмотреть дифференцированный подход к уровню выделяемых дотаций на литр молока высшего и 1-го сорта при условии создания сети независимых национальных лабораторий для формирования прозрачных финансовых взаимоотношений между производителями и переработчиками молока».

Производителей порадуют рекомендации: «Считаем несвоевременной инициативу повышения требований к минимальным показателям жира и белка в сыром молоке и некорректной привязку этих требований к получению дотации на литр товарного молока. Считаем выход телят необъективным критерием как для получения субсидий на литр товарного молока, так и для оценки эффективности его производства. Приоритетными критериями являются объем производства молока, его качество и себестоимость, а также ветеринарное здоровье животных». С учетом существенного влияния кредитных обязательств на себестоимость производства молока предлагается, чтобы сроки субсидирования кредитов в молочной отрасли на строительство и модернизацию составляли не менее 15 лет.

Дельный проект резолюции. Только трудно будет с реализацией, когда в товарищах согласья нет. Есть и другой момент. Председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая верно отметила: Минсельхоз поддерживает производителей, а переработчики относятся к перерабатывающей и пищевой промышленности. В результате получается как у известного сатирика Райкина: пуговицы пришивает один, а кроит другой. Она отметила неравенство в получении доходов: «Тот, кто работает на земле, является сельхозтоваропроизводителем, получает меньше доходов. Это элемент экономической несправедливости в распределении прибыли. Его надо устранять». Яровая заявила: «Я призываю союз к сотрудничеству с проектом «Народный контроль», который поможет в борьбе с нарушениями. Регионы призваны эффективно использовать федеральные средства. Минсельхоз должен стать ключевым ведомством в обеспечении внутреннего рынка молочной продукцией и выхода на международный рынок. Не должно быть дутой статистики».

В условиях работы в ВТО производителям и переработчикам молочной продукции сегодня надо объединять усилия в конкуренции с западными поставщиками, а не заниматься выяснением отношений. А может действительно, как записано в проекте резолюции съезда, «создать самостоятельное Министерство мясомолочной промышленности в связи с необходимостью особого внимания со стороны государства» (такое министерство существовало в СССР с 1946 по 1985 год)? Вполне вероятно, что после этого россиянин вместо 230 кг молочных продуктов в год будет потреблять 370-380 кг, как требуют научно обоснованные нормы стран Северной Европы.

Александр РЫБАКОВ , АККОР