Детальное описание наружная реклама здесь.

ЖИЗНЬ В СТИЛЕ ЭКО

Пока в исполнительных и законодательных органах власти «мусолят» проект Федерального закона «О развитии экологического сельского хозяйства», Александр Коновалов, глава КФХ из деревни Степаньково Шаховского района Подмосковья, уже в конце 2009 г. создал одну из первых в России экоферм. Александр Рыбаков, корреспондент «РА», делится своими впечатлениями после посещения чудо-фермы.

 Работать лучше на себя, а не на чужого дядю!

 

 

Прибывшие на экоферму Александра Коновалова, словно попадают на альпийские луга Швейцарии: аккуратно подстриженный изумрудный газон с чудным колодцем, в туристической зоне красуется мини-отель бизнес-класса, экобаня, живописный пруд с аквакультурой. В уютном кафе повар Марина предлагает фужер молока дневной дойки. За заборчиком – производственный блок. Хозяйство располагается на четырех гектарах.

Все животные содержатся в одном теплом помещении с вентиляцией и центральным водопроводом, которое разбито кирпичными перегородками на отдельные боксы с задними выгульными площадками. Всего здесь 10 дойных коров, 5 телят, 30 овец, 11 коз, 14 свиней, 40 кроликов, десятки кур, гусей, уток, индюков и один пони по кличке Федор. На двух гектарах выращиваются огурцы, помидоры, капуста, морковь, свекла, кабачки и картофель, есть пасека.

В коровнике сухо и чисто – молодой скотник Дмитрий четко знает свое дело. Буренки на пастбище, и телемониторы, по которым им для поднятия настроения и, соответственно, надоев крутят виды альпийских лугов с музыкой, сейчас накрыты чехлом. Доярка Анна знакомит с молодым поколением – телками Миленой, Розалитой.

Есть еще бычок Тайсон, в теплое время года он пасется в стаде на лугах. Технолог Людмила работает в блоке по переработке

молока. Желающих она угощает творогом, приготовленным из цельного молока методом заквашивания на паровой бане. Попробовав его, многие гости задумываются: как же после этого есть магазинное?

Пастбище огорожено «электропастухом». Невольно в памяти всплывают картинки пасущихся коров в Европе. Голштинки, джерсийки с удовольствием жуют сочную траву. Недаром говорят: молоко у коровы на языке. Необыкновенный вкус молочных продуктов экофермы Коновалова во многом объясняется удаленностью здешних лугов от предприятий индустрии (120 км от Москвы). Вот почему на молоко, ряженку, сливки, йогурт, варенец, сливочное масло, адыгейский сыр, брынзу местного производства в первую очередь «положили глаз» непростые покупатели с Рублевского, Волоколамского и Новорижского направлений.

Очарованные райскими пастбищами и невероятно вкусной едой, многие посетители спрашивают у хозяина: «Как же все начиналось?»

– Осенью 2009-го собрал всех на семейный совет и объявил, что задумал новое дело – экоферму, – обычно отвечает на такой вопрос 48-летний Александр Коновалов. – Если не хотите работать на чужого дядю – работайте на себя. Все были за. Так началась жизнь в стиле «эко». Я инвестировал в проект 1 млн долларов. На экоферме заняты жена Наталья, дочери Анастасия и Наташа, зять Виталий и шестеро наемных рабочих. Каждый знает свой участок. Летом 2011 года экологическую чистоту биоматериалов с экофермы Коновалова подтвердила лаборатория производства биопротезов НЦ ССХ им. А. Н. Бакулева РАМН.

Чтобы понимать, какую живность и у кого приобретать, понадобились консультанты.

– В сельхозотделе Шаховского района мне дали адреса селекционера, зоотехника, управляющего совхозом, фермера, – вспоминает Коновалов. – Я с ними поговорил и понял, что для коров обязательно нужна хорошая генетика, пусть они и стоят дороже. Каждая буренка из племсовхоза обошлась мне в 85 тысяч рублей с доставкой. Но зато они и молока дают по 30 литров в сутки на зеленой траве и 22-25 – на сухом корме. Животных мы поим артезианской водой. Вся продукция производится без антибиотиков, гормонов роста, ГМО, пестицидов, нитратов и других химикатов. Удобрения и корма – только натуральные. Надо было учиться производству молочных продуктов. В Тамбовской области нашел бабушку Нюру с потрясающим творогом, она поделилась своим секретом. Для ряженки специально построили русскую печь, там же выпекается хлеб, за которым заказчики стоят в очереди.

Сбыт – вечная проблема фермеров. Коновалов решил ее по-своему.

В конце 2009 г. первые продукты презентовал потенциальным клиентам – знакомым, соседям. Распробовав, те стали постоянными заказчиками. Кроме того, повесил объявление в торговом центре на Новорижском шоссе. Звонков последовало много: что за фермерские продукты, где и как производятся? Александр Сергеевич подробно рассказывал, приглашал посмотреть хозяйство. Так и первые гости отеля появились. А потом пошло работать «сарафанное радио».

За полгода работы ферма вышла на самоокупаемость. Среднемесячные расходы на содержание составляют около 300 тыс. рублей. 2011 год был завершен со среднемесячным доходом в 1,2 млн рублей. Примерно 60% прибыли приносит продажа продуктов, 40% – туризм. Вскоре Коновалов решил привлечь в свой проект других производителей в формате сельхозкооперации. В соседнем селе он нашел женщину, которая раньше занималась разведением кур, да бросила это дело из-за проблем с реализацией. Он помог ей отремонтировать хозпостройки, закупить птицу, корма, выставил свои требования по экологичности и взял на себя реализацию. Сегодня у нее 400 несушек, она поставляет 3000 яиц и 150 бройлерных кур в месяц. 15 бычков откармливает для экофермы знакомый фермер. 40-50 кроликов привозит фермер из села Андреевское. За всеми партнерскими хозяйствами следит ветврач, который регулярно наведывается как к ним, так и на ферму Коновалова, трижды в неделю проверяет все продукты в лаборатории.

О кормах Коновалов договорился с соседом. Составили в Тимирязевке смесь из семян кормовых трав для КРС: люцерна, клевер, тимофеевка, райграс. Эту подборку он засеял на 40 гектарах. Урожай без удобрений и химикатов, конечно, невелик (подобный экоподход делает себестоимость продуктов очень дорогой), но высокая розничная цена компенсирует затраты.

По словам Коновалова, в пересчете на литр молока себестоимость (с учетом возврата инвестиций за пять с половиной лет) выходит около 75 рублей за литр. Продается молоко за 130-140 рублей, творог – за 700, мясо – от 600 рублей за килограмм. Но даже на такие дорогие продукты спрос сегодня не удовлетворен.

Сегодня под собственным брендом на экоферме производят молочную, кисломолочную, мясную продукцию, предлагают яйца, птицу, рыбу, овощи, фрукты, мед, варенье, собственную выпечку, квас, подсолнечное масло, экокосметику. Вся продукция доставляется покупателям к порогу дома собственным автотранспортом фермы.

«При соблюдении экологических норм в Германии фермер получает от Евросоюза до 300 евро прямых дотаций на 1 га. Как у нас в стране с этим обстоит дело?» - спросил у фермера корреспондент «РА».

– У немцев есть чему поучиться. Доля Германии на рынке производства экологически чистой продукции составляет 30%. В странах ЕС есть специальные органы, которые сертифицируют экофермера: смотрят, на какой земле и как он выращивает растения, какие семена применяет, какие корма дает животным, имеют ли они свободный выгул на лугах, в каких условиях содержатся. В России же сотни тысяч гектаров, особенно вокруг крупных животноводческих комплексов, загрязнены солями тяжелых металлов, остаточными антибиотиками, транквилизаторами, дезинфицирующими и опасными летучими веществами, содержащимися в отходах животноводства. Навозные стоки, попадая в реки, губят рыбу. В связи с вступлением в ВТО необходима гармонизация российского законодательства с международными экологическими стандартами. Мы должны играть с западными фермерами на одной скрипке. Ныне рынок экологической продукции функционирует стихийно.

 – А у вас есть экосертификат?

 – Экологического нет, только РСТ, потому что у нас в стране нет органа, который может выдавать подобный сертификат. Но, создавая свою ферму, я основывался на европейских стандартах. Зарубежные сертификаты для нас дорогие – 2700 евро за один продукт. В России необходимо срочно создавать федеральную структуру, которая бы сертифицировала экопродукцию фермеров по разумным ценам.

Входит ли ваше хозяйство в какое-то объединение или существует само по себе?

– Наше хозяйство одно из многих, которые входят в объединение «Экокластер». В числе их – известное КФХ Саяпина.

– Кем было организовано объединение, тоже вами?

 Да, я организовал его в июне 2011 года. Сейчас в нем уже более 80 сельхозорганизаций, компаний и экоферм из России, Испании, Франции, Германии, Финляндии, Швейцарии, Украины. Отбор жесткий. У нас есть независимые аудиторы. Они выезжают на те фермы, которые хотят с нами сотрудничать, изучают цикл производства, проверяют корма, ветврач оценивает состояние животных, качество готового продукта. Мы имеем две независимые лаборатории, куда сдаем продукты на исследование.

В «Экокластере» выработали единые экостандарты, экобренд и общую логистику, создали общий интернет-портал с интернет-магазином. Люди могут быстро получать свежую и экологически безопасную сертифицированную экопродукцию от проверенных экопроизводителей.

Объединение расширяет связи. Опытом Коновалова по созданию экофермы заинтересовались в Чувашии, Воронежской, Владимирской, Калужской, Ульяновской областях. В планах объединения – достижение оборота в 6-8 млн долларов в 2012 г. Вопрос о сертификации экопродукции для объединения сегодня один из важнейших.

- Что же, на ваш взгляд, тормозит распространение удачного опыта?

- Ответ напрашивается сам собой. Высокая цена, непривычная пока для российского потребителя.

Цена на органические экопродукты – ключевой вопрос. Она делает эти товары привилегией состоятельных людей. Но привыкание к тому, что качественная еда должна стоить дорого, у рядового потребителя произойдет быстрее, чем мы думаем. Человечество уже задумывается о своем здоровье и выживании. Русские люди, избалованные природными ресурсами, придут к этому немного позже. Но другого выхода у них просто нет.