НУЖНО МЕНЯТЬ ИСКРИВЛЕННЫЙ РЫНОК

О важности частных инвестиций в развитии агропромышленного комплекса говорят на всех уровнях власти. Как отмечают в Минсельхозе РФ, в результате принятых мер государственной поддержки инициирован приток в АПК частных инвестиций, которые обеспечили продовольственную независимость страны по целому ряду продуктов. По итогам 2012 г. совокупный инвестиционный портфель составил около 1,8 трлн рублей. Да только судьба частных инвестиций порой вызывает серьезную тревогу. Об этом – интервью корреспондента «РА» с генеральным директором ЗАО «ОМК «Продмаркет» Юрием Рыжовым.

 – Юрий Николаевич, что собой представляет ваша компания?

– Предприятие «Продмаркет» действует на мясном рынке с 1996 года. Поначалу мы занимались исключительно трейдерскими операциями. Если помните 2003-2004 годы, тогда основные производители колбасных изделий (Черкизовский, Царицынский, Микояновский комбинаты и др.) перешли на потребление импортного мяса, поставляемого в основном из Уругвая, Аргентины, Бразилии, Австралии, Новой Зеландии. Оно было дешевле европейского примерно на 15% и поступало в Россию в виде замороженных блоков. В связи с этим у многих заводов-переработчиков отпала необходимость в обвалке мяса – сама профессия обвальщика стала дефицитной.

В числе немногих, кто продолжал выпуск отечественного охлажденного сырья, оставался Острогожский завод в Воронежской области (ОМК), с которым мы объединились, образовав агропромышленный холдинг ЗАО «Объединенная мясная компания «Продмаркет». Занимаясь стабильными поставками мяса для государственных нужд и достигнув общей мощности обвалки 1,5 тыс. тонн мяса в месяц, мы, веря в неизбежность вступления России в ВТО и желая накормить соотечественников именно охлажденным, а не трижды перемороженным мясом, начали реализовывать крупный инвестиционный проект. С апреля 2012 года при самой активной поддержке администрации региона мы приступили к строительству современного мясоперерабатывающего комбината в Сафоновском районе Смоленской области. На первом этапе – запуск линии по убою свиней и КРС производительностью до 2000 и 400 голов в сутки соответственно, а также возведение складских помещений мощностью 1000 тонн единовременного хранения охлажденной и замороженной продукции. На втором этапе – строительство обвалочного цеха по изготовлению мясных полуфабрикатов промышленной группы и мясной продукции потребительского спроса мощностью до 150 тонн готовой продукции в сутки, в том числе 100 т говядины. За год комбинат сможет переработать до 36 тыс. тонн мяса. И уже на третьем этапе мы построим линию по производству мясных консервов мощностью 5 млн банок в месяц.

В дальнейшем, после полного ввода комбината (а это 2014 год), мы также планируем инвестирование ряда проектов по строительству собственных откормочных предприятий на территории Смоленской области с целью создания замкнутого цикла производства: от выращивания скота до его глубокой переработки.

 – Видимо, овчинка стоит выделки. Каково значение столь масштабного проекта?

 – На сегодняшний день в этот проект нами вложен почти 1 млрд рублей. Строительная часть завершена, идет монтаж оборудования. Уже 5 апреля текущего года мы готовы запустить Сафоновский мясоперерабатывающий завод, который станет одним из крупнейших в России, с технологическим оснащением по последним нормативам ЕС. Подобных уникальных боен в России единицы! Безусловно, этот проект имеет высокую социально-экономическую значимость для Смоленской области: мы создаем в регионе более 700 новых рабочих мест, ежемесячные налоговые поступления в областной бюджет составят порядка 10 млн рублей, в федеральный – до 2 млн. Таможенные платежи ожидаются на уровне 24 млн рублей.

Разумеется, самым главным приоритетом в реализации данного проекта стало его экономическое обоснование, связанное со снижением таможенных пошлин на ввоз живого скота из стран еврозоны в связи со вступлением России в ВТО, что, безусловно, должно улучшить состояние отечественной мясоперерабатывающей отрасли в целом. В самом деле, посмотрите: приграничное расположение комбината – это надежный канал поставок сельскохозяйственных животных из благополучных в ветеринарном отношении стран Балтии и Восточной Европы (известно, везти скот на расстояние более 1000 км нерентабельно). Учитывая ситуацию с распространением африканской чумы свиней и ящура в ряде регионов России, в определенной степени этот факт нивелирует негативные последствия, связанные с медленным воспроизводством поголовья скота, и удовлетворит потребности россиян в безопасных мясопродуктах.

Кроме того, в условиях роста цен на зерно и соответствующего повышения себестоимости отечественного мяса использование более дешевого европейского сырья также благоприятно отразится на ценовой ситуации на российском мясном рынке. Ведь известно, что живой вес 1 килограмма европейского скота на 70-80 евроцентов ниже себестоимости украинского, белорусского и российского. Важно учесть и то, что российский покупатель также получит и охлажденные субпродукты (печень, почки, сердце), которых давно уже не видел.      

Казалось бы, есть повод порадоваться (наконец-то!) за отечественного производителя, а еще больше – за российского потребителя! Но не тут-то было! У нас везде наша российская непредсказуемость! Чего, видимо, и боялись европейские коллеги. Еще с марта 2012-го (почти год!) Россельхознадзор приостановил импорт живых свиней, а также крупного и мелкого рогатого скота из Евросоюза в связи со вспышками заболеваний. Однако возможность ввоза племенных животных при этом все же сохраняется, правда, при усиленном ветеринарном контроле! Спрашиваем: а нам нельзя так же? При усиленном-то?

– Юрий Николаевич, и куда вы обращались за помощью?

– Предчувствуя нескорое снятие запрета, мы стали заблаговременно стучаться со своими проблемами во все инстанции! Еще в июле 2012 года губернатор Смоленской области А. В. Островский направил письмо министру сельского хозяйства РФ Н. В. Федорову с просьбой поручить Федеральной ветслужбе провести совещание по вопросам поставки импортного скота на строящийся комбинат, организации пробного забоя скота на действующих предприятиях Брянской и Воронежской областей, а также командировать своих специалистов для принятия конкретного решения в страны Евросоюза, являющиеся потенциальными поставщиками сырья.

Обсуждался этот вопрос и на заседании правления Российского союза товаропроизводителей в октябре 2012 года, после чего его президент О. Н. Сосковец обратился с письмом к руководителю Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору С. А. Данкверту, в котором просил согласовать выдачу нам разрешений на ввоз живого убойного скота из стран Евросоюза.

 И что вы думаете, какова же реакция? Никакой. Чисто по-российски.

Здесь дело не только в том, что «Продмаркет» понесет большие убытки из-за неэкономических методов этой службы, а отечественный потребитель лишится высококачественного охлажденного мяса по невысокой цене (заметим: это почти пятая часть охлажденного мяса в стране!). Такое ощущение, что за полгода Россия так и не «раскачалась», по-настоящему до сих пор не ощутила свое членство в ВТО, за что и получила серьезные претензии от европейских коллег по четырем вопросам, один из них как раз касается запретительных мер на ввоз живого скота из ЕС. Может быть, дело еще и в нашей элементарной расхлябанности и негибкости, неумении найти компромисс во имя всеобщей выгоды?

Между тем прилавки завалены импортным размороженным мясом непонятно какого года выпуска и сомнительного качества. Знаете, порой закрадывается мысль, что поставки замороженного мяса из латиноамериканских стран отчаянно лоббируются в некоторых правительственных кабинетах и надзорных органах.

Мы уже привыкли, что Россию называют сырьевым придатком Запада за поставки сырой нефти, леса-кругляка… В нашем случае европейские страны – поставщики живого скота для российских мясокомбинатов – впервые (!) оказались в положении сырьевой базы России. И надо извлекать из этого выгоды – ведь на российской территории создается еще и добавленная стоимость (порядка 20%). Нужно менять этот искривленный рынок!

От редакции

Тревога руководства ЗАО «ОМК «Продмаркет» за судьбу важного проекта обоснованна. Известно, что Россия импортирует 18-20% свинины, более 40% говядины. После присоединения РФ к ВТО развитие пищевой и перерабатывающей промышленности играет важнейшую роль в адаптации экономики в новых условиях (одномоментное снижение пошлин в 2013 г. на ввоз квотного мяса с 15 до 0%, на ввоз живого скота – с 45 до 5%). Думается, не случайно первым документом аграрного министра Николая Федорова в 2013 г. стало подписание 10 января распоряжения № 1 «О комплексе мер по реализации Стратегии развития пищевой и перерабатывающей промышленности Российской Федерации на период до 2020 года в 2013 году», которое, в частности, предусматривает формирование условий и стимулов для развития инфраструктуры, модернизации производства и наращивания мощностей пищевой и перерабатывающей промышленности РФ, их финансовую поддержку.

Вне сомнения, Россельхознадзор выполняет важную миссию по предотвращению ввоза больных животных из стран Евросоюза на территорию РФ (правда, возникает вопрос: неужели повсеместно фермеры 27 стран ЕС поставляют зараженное мясо на прилавки привередливых европейских покупателей?). Но тотальный запрет надзорного ведомства России на ввоз живого скота на территорию РФ не служит реализации важного распоряжения Минсельхоза РФ по господдержке пищевой и перерабатывающей промышленности, обеспечению населения охлажденным мясом.

Приглашаем к дискуссии наших читателей. Что думают специалисты мясоперерабатывающих предприятий, Минсельхоза РФ, Россельхознадзора по поводу острой ситуации в ЗАО «ОМК «Продмаркет» и какие меры необходимо предпринять для вывода его из кризиса?

Беседу вел Александр РЫБАКОВ