Под страхом ВТО

В Государственной думе РФ в конце весны в очередной раз обсудили возможные последствия присоединения к Всемирной торговой организации.

 

Александр Совохенко

 

В конце мая в Государственной думе перед ратификацией протокола прошли парламентские слушания на тему присоединения России к Всемирной торговой организации. До сих пор точки зрения на оценку последствий у нас в стране полярны - от безоговорочного их принятия до полного отрицания. В конце апреля в Госдуме состоялось заседание комитета по аграрным вопросам, чтобы еще раз взвесить аргументы за и против вступления.

 

Заседание комитета традиционно собрало представительный состав участников. В Государственную думу были приглашены вице-президент Россельхозакадемии Иван Ушачёв, Александр Петриков, традиционно представляющий в комитете Министерство сельского хозяйства в ранге замминистра, от Минэкономразвития присутствовали Юлия Фетисова, начальник отдела АПК департамента развития секторов экономики, и Виктор Ботанин , замначальника отдела товаров департамента торговых переговоров.

Вице-президент Россельхозакадемии Иван Ушачёв в своем выступлении отметил, что, несмотря на то, что «мы все-таки работаем по этой проблеме, мы не привлекались к разработке условий присоединения России к ВТО». Следствием этого является то, что на сегодняшний день не существует официального перевода  на русский язык, подписанного  в Женеве протокола о вхождении России в ВТО.

По мнению академика, при вхождении в ВТО важно «не допустить очередного витка ухудшения социально-экономических условий для подавляющего большинства населения и естественного развития агропромышленного комплекса».

«Это тем более важно, что сельское хозяйство, ослабленное в результате реформ 1990-х годов, еще не полностью вышло из кризиса 2008-2010 годов. А наши конкуренты на мировом продовольственном рынке используют несравненно более выгодные условия ведения сельхозпроизводства по сравнению с теми, на которых предложено России вступать в ВТО», - объяснял свою позицию г-н Ушачёв.

Всего, как отмечает эксперт, существует несколько важных факторов, которые окажут влияние на интеграцию Россию во всемирное торговое пространство. Первый – это утвержденная Доктрина продовольственной безопасности, которая требует сокращения как доли, так и объема импорта важнейших пищевых продуктов. Россия в настоящее время импортирует продуктов на 42 млрд долларов, а экспортирует только на 12 млрд. Также экономика нашей страны уже начала функционировать в рамках единого экономического пространства, а следовательно, требуется согласование всех принятых условий вступления в ВТО с партнерами по этому интеграционному формированию. Также с 2013 г. начнет действовать новая государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынка сельхозпродукции до 2020 г. И она должна предусмотреть необходимость финансовой обеспеченности содержащихся в ней очень нехороших механизмов и экономических инструментов, обеспечивающих ускоренное развитие отрасли в условиях ВТО.

«Решающими доводами ВТО оказались утверждения, что она заботится о наших потребителях, якобы содействуя снижению оптовых цен. Однако мнение большинства экспертов и статистический анализ по отдельным рынкам, в частности по продукции хлебопечения, показывают, что формирующаяся разница в ценах не доходит до потребителя розничных сетей и аккумулируется у ритейлеров», - отмечает эксперт.

В целом прогноз академии по вступлению в ВТО выглядит довольно мрачно.

«По нашим прогнозам, с принятием условий вступления России в ВТО объемы производства, запланированные в проекте государственной программы в совокупности за восемь лет ее реализации, будут сокращены: по мясу всех видов - свыше 1 миллиона тонн, по молоку - около 1,5 миллиона тонн, по сахару белому - 1,3 миллиона тонн. Это, в свою очередь, приведет к срыву достижений пороговых значений доктрины продовольственной безопасности по указанным продуктам к 2020 году. Все это, безусловно, скажется на занятости сельского населения: по подсчетам ученых, она сократится как минимум на 250 тысяч рабочих мест», - говорят специалисты.

Главным риском, связанным со вступлением России в ВТО, является усугубление системных проблем, существующих в отрасли. В первую очередь, это низкая доходность и, как следствие, низкая инвестиционная привлекательность сельского хозяйства. «Открыв свои рынки для стран ВТО, нам предстоит конкурировать с ведущими мировыми экспортерами продовольствия, работающими на основе самых передовых технологий. Производительность труда в этих странах многократно превышает российский показатель. И это притом, что уровень господдержки и тарифной защиты внутреннего рынка у них значительно выше», - пояснил эксперт.

Заместитель Министерства сельского хозяйства Александр Петриков с такой категоричной оценкой был не согласен, отметив, что вступление в ВТО не было поспешным шагом, а переговоры длились 18 лет. За это время наше сельское хозяйство успело нарастить необходимые инструменты и условия к предстоящим изменениям.

«Мы считаем, что если бы мы вступили в ВТО в конце 1990-х годов, в начале 2000-х, когда не было Закона «О развитии сельского хозяйства», не было инструмента государственной программы, не было специальных институтов развития в сельском хозяйстве - Россельхозбанка, Росагролизинга, кооперативноой системы, то ситуация была бы совсем другой», - пояснил чиновник. Длительные переговоры позволили создать основные условия и механизмы работы в новых условиях повышенной конкурентоспособности. «Многие наши предприятия жили в условиях нарастающего импорта и тоже научились использовать технологии, которые сопоставимы с передовыми зарубежными технологиями», - отметил г-н Петриков.

В то же время замминистра отметил, что существуют «чувствительные» группы товаров, на которых присоединение к ВТО окажет влияние. К ним отнесены молоко, сахар, живые свиньи, рис, колбасы и аналогичные продукты, тропические масла. «Вот по этим «чувствительным» группам вместе с Минэкономразвития и наукой нам надо хорошо спрогнозировать, очень внимательно отслеживать объем возможного импорта и ежегодно корректировать меры государственной поддержки прямого характера в их пользу. И такой план у нас есть», - заявил г-н Петриков.

Не разделил скепсис представителей науки и заместитель начальника Департамента торговых переговоров Минэкономразвития Виктор Ботанин.

По мнению эксперта, все оценки последствий с расчетами основаны на неком недостаточно обоснованном предположении, что после присоединения к ВТО мы открываем рынки сельскохозяйственных товаров. «Отовсюду приходиться слышать: «Ну, вот сейчас будет наплыв товаров. Вот мы открываем рынки». Это не совсем так. Мы пытаемся доказать, что условия нашего присоединения таковы, что мы рынки сельскохозяйственных товаров не открываем ни с момента присоединения, ни по истечении переходных периодов, когда будут выполнены наши обязательства в рамках ВТО и, соответственно, произойдет снижение таможенных пошлин», - пояснял свою позицию г-н Ботанин.

Анализ министерства показывает, что на сентябрь 2012 г., то есть на момент присоединения, более чем по 90% тарифных линий единого Таможенного союза адвалорные ставки ввозных пошлин адвалорной части комбинированных пошлин могут быть установлены на уровне либо равном действующему, либо выше его. «Вот у нас там 11,5 тысячи тарифных линий, по 90% мы имеем возможность либо сохранить уровень тарифной защиты, либо его даже несколько повысить», - доказывал чиновник.

Также после присоединения к ВТО Россия может повысить ставки пошлин на многие сельскохозяйственные товары, сельскохозяйственные группы, в частности на свиной жир и жир домашней птицы, а также на мясо и переработанные пищевые субпродукты. «На многие позиции в молочной группе, на молоко и сливки не сгущенные, на творог и сыр, на ряд других позиций в молочной группе также в среднем с 15 до 20%», - отметил г-н Ботанин.

В завершение представитель министерства отметил, что некорректно говорить о последствиях для экономик других стран - членов ВТО, в частности Киргизии, Молдовы и Украины, потому что нужно смотреть на те условия, на которых эти страны присоединились к Всемирной торговой организации.

Начальник отдела АПК департамента развития секторов экономики Юлия Фетисова, дополняя слова коллеги, отметила, что уже созданы достаточно инвестиционно привлекательные условия для развития устойчивого и эффективного ведения бизнеса в сельском хозяйстве. «У нас в 2011 году объем инвестирования в сельское хозяйство вырос на 8-10%, то есть мы пережили кризис, засуху, и начинается нормальный процесс восстановления и функционирования сельского хозяйства. Доля прибыльных предприятий, опять же по данным национального доклада, выросла до 82%», - отмечала г-жа Фетисова.

Также, по мнению представителя министерства, ключевые мероприятия по поддержке сельского хозяйства уже прописаны в государственной программе, которая адаптирована к условиям работы ВТО и ЕЭП.

Несмотря на убедительность заявлений чиновников, их слова не смогли сократить количество сомнений.

«Мы не услышали, позволят ли меры, принимаемые Министерством сельского хозяйства, оставить аграрный сектор страны хотя бы в таком положении по финансам, как сейчас, с учетом действительно серьезных издержек на производство продукции», - интересовался депутат Евгений Рульков.

Но его реплика так и осталась без ответа.

Тем не менее, точку в вопросе вступления России в ВТО ставить пока рано.

Или уже поздно.

Дискуссии по этой животрепещущей теме с января и в течение весны жарко проходили в разных местах: в информагентствах, властных коридорах, включая Государственную думу и Совет Федерации, профильных министерствах и академиях. Непонятно только, почему такое активное обсуждение началось после того, как предварительное решение о присоединении к ВТО было принято.

Может быть, наша страна все-таки уже созрела для проведения референдумов, на которых власти должны слышать волеизъявление всего народа? А пока после присоединения России к ВТО некоторые отрасли, в том числе и АПК, готовятся к сокращению нескольких сотен тысяч рабочих мест для оптимизации расходов. Как говорится, «бесплатный сыр…».