фильтр фланцевый осадочный сетчатый Ду500 Ру16 abra D.

Раиса ГУБАНОВА

 

ДОЛГИЙ ПУТЬ В ВТО

 

О своем желании вступить во Всемирную торговую организацию (ВТО) Россия заявила еще в 1993 году. Многие страны бывшего СССР за прошедшее время стали полноправными членами этой организации, а у нас, как говорится, воз и ныне там. 17 лет западные партнеры кормили нашу страну «завтраками», советуя пересмотреть то одну, то другую позицию, высказывали массу претензий по размеру господдержки отдельных отраслей экономики, а иногда просто шантажировали. То вдруг Польша, недовольная запретом на ввоз в Россию некачественного мяса, пригрозит не пускать нас в эту организацию. То США не раз высказывали свои претензии, например, по экспорту куриных окорочков и другого мяса. Украина требовала отмены квот на ввоз в нашу страну сахара, спирта, труб большого диаметра, а также отказа от экспортных пошлин на российскую сырую нефть. Наиболее трудные переговоры велись с США, Евросоюзом и Китаем. В итоге в июне 2009 года терпение России лопнуло, и она затормозила переговорный процесс. В начале минувшего года был создан Таможенный союз России с Республикой Беларусь и Казахстаном, и Председатель Правительства Владимир Путин объявил, что Россия вернется к этому вопросу, но уже в составе Таможенного союза. Вскоре, правда, концепция поменялась. Было решено вступать названными государствами в ВТО по отдельности, но они договорились координировать свои действия.

В середине апреля все информационные российские каналы облетели слова Владимира Путина, который сказал, что не видит смысла исполнять обязательства, взятые на себя страной во время переговорного процесса о вступлении России в ВТО, пока она не станет ее полноправным членом. И дал прямое указание российским официальным лицам не подчиняться правилам ВТО. Свою позицию в этом вопросе премьер-министр объяснил тем, что если наша страна будет выполнять обязательства ВТО, не будучи ее членом, то зарубежные партнеры потеряют всякое желание принимать нас в эту организацию. «Какого черта им нас принимать, если мы и так все соблюдаем?» — заявил Владимир Путин.

Стоит сказать, что глава правительства РФ уже несколько лет выказывает свое скептическое отношение к этой торговой организации, несмотря на то, что правительственный кабинет под его руководством ведет переговоры по вступлению туда России.

В конце 2010 года дело вроде бы сдвинулось с мертвой точки. После переговоров на высшем уровне сначала с США, а затем и с Евросоюзом нашей стране все-таки дали «зеленый свет» на членство в ВТО. В Брюсселе было подписано Соглашение о завершении двусторонних переговоров между Россией и Евросоюзом. Для справки: согласно правилам ВТО, претендент на членство в организации должен подписать двусторонние соглашения со всеми странами-участниками ВТО. Однако, чтобы «лед тронулся», России пришлось пойти на уступки, пожалуй, по самому острому вопросу в переговорах — по субсидированию сельского хозяйства. О чем же договорились? До 2012 года уровень господдержки АПК остается в объеме 9 млрд долл. в год. К 2017 году он сократиться до 4,4 млрд руб. Как видим, западные переговорщики сумели добиться значительного сокращения финансирования аграрного сектора России из федерального бюджета.

Напомним, что первоначально переговорная позиция нашей страны по уровню агрегированных мер господдержки АПК составляла 19, затем 16, 13, 12 и, наконец, 9 млрд долл. в год. Многие эксперты считают, что основные минусы от вступления в ВТО будут на первом этапе. Наш АПК может серьезно проиграть, главным образом, из-за недостатка финансов, низкой эффективности управления и производства. В России средняя природная продуктивность гектара пашни, ее биоклиматический потенциал в 2,7 раза ниже, чем в США, и в 2,2 — чем в Западной Европе. В этой ситуации нашей стране требуется максимально развитое сельское хозяйство для обеспечения себя продовольствием. Имея невысокую продуктивность, Россия может попасть в ситуацию, когда страны-члены ВТО захватят наши рынки своими продовольственными товарами, поскольку отечественная пищевая индустрия не конкурентоспособна. На Дальний Восток будут наступать одни страны, на Москву — другие.

«Мы не упадем от вступления в ВТО, а просто перестанем развиваться, — полагает президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. — Почему Евросоюзу разрешено ежегодно тратить на поддержку сельского хозяйства по 50 млрд евро, а нам — чуть больше 4 млрд долларов. Почему Евросоюз может применять 80 тарифных квот, а России оставляют только 5?»

 В то же время, несмотря на всю несправедливость требований при присоединении к ВТО, Аркадий Злочевский не хочет слишком драматизировать ситуацию. Нашей стране, считает он, надо учиться жить в условиях ВТО.

Те, кто приветствует вступление России в ВТО, и среди них Дмитрий Рылько — генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), заявляют, что вступление нашей страны в эту организацию мобилизует отрасль и позволит ей стать значимым экспортером агропродовольственной продукции. «Не быть членом ВТО и при этом претендовать на роль крупного экспортера продовольствия — невозможно», — убежден Дмитрий Рылько.

«Я думаю, что в России сегодня нет экспертов-смельчаков, которые бы однозначно считали, что вступление России в ВТО — это хорошо, — сказал мне председатель Комитета по аграрным вопросам Государственной Думы Валентин Денисов. — Больше тех, которые полагают, что это плохо. Давайте возьмем золотую середину. Все страны, которые приходили в эту организацию, испытывали большие трудности в сельском хозяйстве.

Мы уже давно открытая экономика, и все мировые плюсы и минусы влияют на наши успехи и неуспехи. Действительно, на нашем внутреннем рынке, сегодня много импортного продовольствия, поэтому не случайно в Доктрине продовольственной безопасности мы записали, что импортозамещение является одной из главных задач для нашей страны.

Законодателям в первую очередь предстоит заняться вопросами гармонизации российского аграрного законодательства с международными правовыми нормами и практикой, что позволит России легитимно выйти на мировой продовольственный рынок со своей продукцией. Для нас представляет интерес международная практика технического регулирования качества производимого продовольствия, осуществления ветеринарного, фитосанитарного и таможенного контроля.

Мы должны проанализировать все российское законодательство и закрыть имеющиеся, к сожалению, лазейки для появления на прилавках как импортных, так и отечественных некачественных товаров».

Выступая в конце апреля с отчетом Правительства РФ в Государственной Думе, премьер-министр Владимир Путин вынужден был отметить, что он понимает озабоченность депутатов-аграриев перспективой вступления России в ВТО. Признал и то, что рынок сельхозпродукции в странах ВТО, особенно у наших европейских партнеров, явно перегружен, а дотации и на гектар, и по отдельным отраслям сельхозпроизводства очень большие, просто несопоставимые с российской поддержкой АПК. Попытался успокоить парламентариев тем, что «в ходе переговорного процесса выговорили для себя такие условия и объемы дотаций, которые сегодня даже не применяем», «о селе мы ни в коем случае не забудем, не беспокойтесь». Однако аграрную общественность не могли не взволновать следующие слова Председателя Правительства: «Не знаю, сможем ли мы когда-нибудь выйти на уровень дотаций, которые мы для себя выговорили в ходе присоединения к ВТО».

Действительно, вроде бы объемы государственной поддержки АПК растут, но их хронически не хватает для перевода сельскохозяйственной отрасли страны на современную основу. Собственные средства у массы сельхопроизводителей в дефиците, зато долги, чему способствовала прошлогодняя засуха, — в избытке. Поэтому принятие энергичных мер по повышению доходности сельхозтоваропроизводителей — в интересах всей страны. О чем, как раз, и говорит опыт развития птицеводства, куда вкладывались средства, осваивались инвестиции, современные технологии. Все это позволило главе государства сообщить депутатам о резком снижении импортозависимости на данном участке рынка питания: если пять лет назад в нашу страну было ввезено 1300 тыс. т мяса птицы, то в прошлом году — где-то 300 тыс. т.

Глава Европейской комиссии Жозе-Мануэль Баррозу выразил надежду, что Россия сможет присоединиться к ВТО уже в следующем году. Главный советник президента США Барака Обамы по России Майкл Макфол считает, что эта задача может быть решена до конца текущего года. Для вступления России в эту организацию нужно согласие Грузии, которого пока нет. За членство в ВТО Грузия требует от России осуществления совместного с российскими структурами контроля на КПП по реке Псоу в Абхазии и у Рокского тоннеля в Южной Осетии, а также допуска грузинской продукции на российский рынок. Хотя американская администрация и выступает против политизации данного вопроса и призывает Тбилиси не пытаться решать за счет него свои проблемы, в то же время предупреждает Москву, что не станет оказывать нажим на Грузию.

Получается, для того чтобы быстро вступить в ВТО, от России вновь требуют уступок по вопросам, обсуждение которых длиться не один год. Так что хорошо понятен скептицизм Владимира Путина по отношению к этой организации. Эксперты считают, что российские чиновники вряд ли пойдут на уступки Грузии даже в интересах крупных отечественных экспортеров и сырьевиков, которые как раз и могли бы иметь значительную выгоду от членства в этой торговой организации. Похоже, что дату присоединения России к ВТО назначать пока рано.