Архив статей

Свежий номер журнала

# Сентябрь-Октябрь 2020 г. Электронная версия этого номера доступна по подписке через редакцию. Электронная версия

Выгодное предложение!

# Скидка на размещение рекламы на главном развороте - 20%! Подробнее
# # # # # # # # #

Экспорт продукции животноводства: итоги и перспективы
Опубликовано:

В рамках XXIX Международной агропромышленной выставки-ярмарки «Агрорусь-2020» состоялся семинар «Актуальные вопросы производства продукции животного происхождения в развитии экспортного потенциала», организованный Управлением ветеринарии Ленинградской области (модератор – начальник отдела государственного ветеринарного надзора Наталья Щагина) и посвященный одной из самых насущных проблем для российских производителей – выхода на зарубежные рынки. 

Ответом на часто задаваемый вопрос: «Почему европейские технологии животноводства зачастую не работают на российских предприятиях?» стало выступление руководителя научного консультационного центра по разработке и трансферу системных технологий ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет ветеринарной медицины», эксперта общественного совета по реализации механизма «регуляторной гильотины» рабочей группы «Животноводство и растениеводство», председателя научно-исследовательского центра Союза Ученых Санкт-Петербурга «Социальное значение ветеринарной медицины», кандидата ветеринарных наук Светланы Щепеткиной. В докладе «Организация системы контроля инфекционных болезней, применения антимикробных препаратов и производства безопасной продукции животноводства» были изложены основные проблемы отрасли животноводства, отличия технологий выращивания животных и птицы в России и странах Евросоюза, 

Основным и главным отличием является размер предприятий по выращиванию птицы, содержанию свиней и молочного скота. Так, в ЕС ферма по откорму цыплят-бройлеров на 50 000–60 000 голов считается средней, а на 200 000 – крупной, как и ферма на 1000 голов свиней или 100 коров (таблица 1). На таких фермах одинаковая система ветеринарных мероприятий, определяемая государственной ветеринарной службой либо мясоперерабатывающим предприятием-интегратором. Ветеринарные врачи осуществляют плановые разовые визиты, во время которых проверяют состояние поголовья, вакцинируют, проводят кастрацию и другие врачебные манипуляции. 

Таблица 1

Страны ЕС, СШАСредняя ферма – 50 000–60 000 головКрупная – 200 000–500 000 головСредняя ферма –100–300 свиней Крупная – 1000 свинейСредняя ферма –50–100 коровКрупная – 100 и выше
Российские предприятия – размер сопоставим с размером среднего мегаполиса20 000–250 000 голов в одном птичникеСреднее предприятие – 5000–20 000 голов200–400 голов в одном дворе
Обычная птицефабрика – 2–5 млн голов на одной площадкеКрупное – 200 000 голов (оборот в год)1000–10 000 голов на одном предприятии
До 25 млн голов в общем объеме производстваЗа рубежом один врач обслуживает много ферм, в России на одном предприятии работает много ветеринарных врачей

При таком способе ведения животноводства сложившейся практикой для локализации эпизоотического очага является уничтожение всего поголовья при возникновении инфекционной болезни. Это экономически и стратегически целесообразнее, чем тратить денежные средства на лечение и последующие профилактические мероприятия в регионе. Фермер в этом случае получает компенсацию от государства. 

Главной особенностью российского способа ведения животноводства является гигантский – по сравнению с другими странами – объем поголовья. Так, поголовье среднего размера площадки по выращиванию цыплят-бройлеров составляло 1–2 млн голов, а на крупнейших свинокомплексах Советского Союза могло содержаться более 200 000 свиней. Средний размер фермы по производству молока – 800–1000 голов коров плюс «шлейф» из телят и телок. 

В условиях высокой концентрации поголовья микроорганизмы, постоянно присутствующие в окружающей среде и организме, усиленно размножаются и интенсивно передаются от одного животному другому, с каждым пассажем усиливая свои вирулентные свойства и угрожая вызвать прорыв инфекции – эпизоотическую вспышку. Инфекционный процесс распространяется крайне быстро и наносит существенный экономический ущерб. 

Именно поэтому на предприятиях по производству мяса, яиц, молока работали целые коллективы ветеринарных врачей, а для организации системы контроля инфекционных болезней животных и предупреждения заноса болезней в страну и на предприятия функционировала целая структура ветеринарной службы, обеспечивающая диагностику, профилактику и лечение болезней животных на государственном уровне. Ветеринарное законодательство представляло собой юридическую основу ветеринарного дела в стране и насчитывало более 700 документов: Ветеринарный устав СССР, другие правительственные акты и издаваемые Министерством сельского хозяйства СССР положения, инструкции, наставления и правила по вопросам ветеринарии. Сборник не включал разделы, не имеющие прямого отношения к ветеринарному законодательству (оплата и охрана труда, пенсионное обеспечение, материально-правовые и другие вопросы законодательства по труду), а также различного рода методики и рекомендации, не носящие законодательного характера. 

Структуру ветеринарной службы можно было сравнить с медицинской – те же ветеринарные клиники (поликлиники), ветеринарные лаборатории в каждом районе, обеспечивающие диагностический мониторинг и своевременное предупреждение и ликвидацию массовых инфекционных болезней животных и птиц. 

Однако в 90-х годах прошлого столетия в нашей стране произошли существенные изменения, и главной задачей стало обеспечить продовольственную безопасность страны. Для этого было необходимо увеличить объемы производства продукции животноводства и птицеводства. В силу отсутствия возможности расширения площадей за счет строительства новых птичников, коровников, свинарников объемы росли путем наращивания плотности посадки, увеличения поголовья на единицу площади. Для получения большего количества продукции за меньшее время сокращались промежутки между посадками (санитарные разрывы), а денежные средства экономились за счет покупки более дешевых ветпрепаратов и так называемых «кормовых» антибиотиков – препаратов, применяемых для стимуляции роста и продуктивности животных и птицы на протяжении всего периода выращивания. 

На первое место ставили экономические показатели – количество полученного мяса, яиц, молока. Понятия качества и безопасности продукции практически исчезли из нормативно-правовой документации, и в то время как весь мир боролся с проблемой антибиотикорезистентности и разрабатывал программы по снижению количества применяемых в животноводстве антибиотиков (использование «кормовых» антибиотиков было запрещено в Дании, на тот период и до недавнего времени являвшейся крупнейшим производителем свинины в Европе, еще в 1999 году, фторхинолонов – в 2006-м, а цефалоспоринов – в 2011 году), нашей главной задачей было – накормить страну. 

Следует отметить, что вместе с генетическим материалом (инкубационным яйцом, спермой, живыми животными и птицей) в нашу страну было завезено огромное количество ранее не встречавшихся на территории РФ болезней, а в условиях высокой концентрации поголовья и отсутствия адекватных средств профилактики и защиты многие предприятия стали стационарными очагами с циркулирующими «полевыми» штаммами патогенов вирусной, бактериальной и паразитарной этиологии. 

Ситуация усугубилась не только разрушением десятилетиями выстраиваемой структуры государственной ветеринарной службы, но и массовым уходом ученых и преподавателей в коммерческие организации, ведь главной задачей их было также обеспечить продовольственную безопасность – своих семей. 

Мы обеспечили продовольственную безопасность и увеличили объемы производства до невероятных размеров. Так, на 1 января 2020 года в «мясной житнице России» – Белгородской области – поголовье птицы составило 49 млн 377,7 тыс. голов, свиней – 4 млн 542,4 тыс. голов, крупного рогатого скота – 173,7 тыс. голов. 

В настоящее время одной из главных задач является увеличение экспортного потенциала страны. Однако в отношении продукции животноводства справиться с ней оказалось очень непросто. Пока мы все силы вкладывали в увеличение объемов производства, мир решал проблемы по обеспечению ветеринарной безопасности, производству безопасной и качественной продукции животноводства, преодолению антибиотикорезистентности в ветеринарии и сельском хозяйстве – на государственном уровне. 

Да, мы теперь не зависим от «ножек Буша», но какой ценой! Анализ нормативной документации, представленной для реализации механизма «регуляторной гильотины» в области ветеринарии, демонстрирует превалирование надзорных документов – более 45 % (ранее их было менее 3 %). В то же время количество нормативно-правовых актов, регламентирующих реализацию мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, включая сельскохозяйственных, домашних, зоопарковых и других, пушных зверей, птиц, рыб и пчел, и осуществление региональных планов ветеринарного обслуживания животноводства (первая и основная задача ветеринарии в соответствии с Законом РФ «О ветеринарии»), сократилось почти в три раза – с 73,5 до 25,8 % (таблица 2). 

Таблица 2 

ДокументВсегоОбщие документы
Мероприятия и планы по предупреждению и ликвидации болезней
Обучение, производство препаратов и средств, наукаОхрана территорииНадзор
Структура регулирования, предложенная Минсельхозом12013*10,8%3125,8%1512,5%75,8%5445,5%
Перечень к отмене10225**24,5%7573,5%22,1%11,1%32,9%

Фактически отсутствует адекватная нормативно-правовая документация по диагностике, профилактике и лечению животных. Многие ветеринарные правила устарели, а многие как таковые отсутствуют вообще. 

Согласно статье 1 Закона РФ «О ветеринарии» перечень болезней животных, в соответствии с которым осуществляются мероприятия по предупреждению и ликвидации заразных и иных болезней животных, утверждается федеральным органом исполнительной власти в области ветеринарии (сегодня это Россельхознадзор). Действующий перечень включает 107 болезней, расположенных в рандомном порядке (таблица 3). Многие болезни (например, собак и кошек) в нем не представлены вообще. 

Вместе с тем приказ Министерства сельского хозяйства № 476 от 19 декабря 2011 года устанавливает перечень из 75 заразных, в том числе особо опасных, болезней животных, по которым могут устанавливаться ограничительные мероприятия (карантин), а приказом № 635 от 14 декабря 2015 года «Об утверждении Ветеринарных правил проведения регионализации территории Российской Федерации» устанавливается уже 141 болезнь. 

К слову, МЭБ нотифицировано 90 болезней кодекса здоровья наземных животных и водных животных.

Таблица 3

Нормативно-правовой актКоличество болезней 
МЭБ «Кодекс здоровья наземных животных и водных животных»90
Приказы Министерства сельского хозяйства Российской Федерации: 
№ 62 от 09 марта 2011 года «Об утверждении Перечня заразных и иных болезней животных» 107
№ 476 от 19 декабря 2011 года «Об утверждении перечня заразных, в том числе особо опасных, болезней животных, по которым могут устанавливаться ограничительные мероприятия (карантин)»75
№ 635 от 14 декабря 2015 года «Об утверждении Ветеринарных правил проведения регионализации территории Российской Федерации»141

Получается, что хозяйствующие субъекты должны выполнять требования по предупреждению и ликвидации болезней животных, не имея адекватной нормативно-правовой базы. На практике это проявляется в виде взаимодействия по принципу «найти и обезвредить», а не по принципу «профилактика – лучшее лечение». Обнаружение патогена в лаборатории является сегодня основанием не для разработки методов профилактики и лечения, а для наложения административных взысканий. 

При масштабировании объемов производства на первый план выходит грамотно организованная система ветеринарно-санитарных мероприятий по профилактике (снижение стресса, оптимизация параметров микроклимата, кормление, вакцинация, дезинфекция, поддержание неспецифической резистентности организма), диагностике (диагностический мониторинг в критических точках технологического цикла) и лечению животных и птицы. Аппроксимировать опыт и технологию других стран на наши российские реалии невозможно. 

Осложняет решение задачи несколько факторов. Фактор № 1: на протяжении десятилетий вместе с генетическим материалом (инкубационным яйцом, спермой, цыплятами, свиньями и КРС) в нашу страну завозилось огромное количество ранее не встречавшихся возбудителей инфекционных болезней. Фактор № 2: корифеи ветеринарной медицины умели превосходно справляться с особо опасными болезнями животных, но не научились (и не могут научить специалистов и регуляторов) работать с болезнями технологии, связанными с масштабированием производства. Фактор № 3: сегодня в ветеринарии отсутствует не только адекватное нормативно-правовое регулирование, но и возможность системного подхода к разработке систем диагностических, профилактических, ветеринарно-санитарных мероприятий, поскольку такой подход требует большого массива лабораторных исследований, а провести их в условиях риска введения ограничительных мероприятий фактически невозможно. Производственную лабораторию может позволить себе не каждое предприятие, не говоря уже о ЛПХ, КФХ и индивидуальных владельцах животных. 

Именно поэтому на семинаре «Актуальные вопросы производства продукции животного происхождения в развитии экспортного потенциала» нормативно-правовому регулированию в области ветеринарии и сельском хозяйстве было уделено особое внимание предупреждению и ликвидации болезней животных, а также проблеме бесконтрольного применения антимикробных препаратов и обнаружения их остаточных количеств в продукции животноводства. Как известно, эта проблема является одним из основных препятствий на пути экспорта отечественного производителя. 

В докладе были предложены пути решения в виде организации системы контроля инфекционных болезней, применения антимикробных препаратов и производства безопасной продукции животноводства, а также изложены конкретные шаги по оптимизации технологии производства в части ветеринарных мероприятий. 

Технология обеспечивает безопасность полноценной качественной продукции без повышения ее себестоимости. Контроль качества и отсутствия эпидемически значимых микроорганизмов и остаточных количеств антимикробных препаратов в каждой партии продукции осуществляется в государственных аккредитованных ветеринарных лабораториях. 

Разработанная технология успешно внедрена на крупнейших в России птицеводческих предприятиях – АО «Птицефабрика «Синявинская» (Ленинградская область) и ООО «Бизнес Фуд Сфера» (Белгородская область). Их продукция сертифицирована в системе добровольной сертификации «Система контроля антимикробных препаратов (СКАМП)» (зарегистрирована в Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт), рег. № РОСС RU.З1847.04АМП0 от 20.02.2018) и маркируется зарегистрированным товарным знаком «Без антибиотиков». 

К реализации программы планируют присоединиться хозяйствующие субъекты Ленинградской области и Краснодарского края, в том числе в отрасли свиноводства. 

В настоящее время разработан проект федерального закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О ветеринарии» в части обследования объектов, из которых товары, подлежащие ветеринарному контролю (надзору), вывозятся в государства-импортеры, и вывоза таких товаров в государства-импортеры. Законом предусматривается, что порядок обследования будет утвержден Правительством РФ. 

Хотелось бы, чтобы еще до введения Закона нормативно-правовая база в области ветеринарии была приведена в соответствие с международным законодательством, а ветеринарные мероприятия стали носить не надзорный, а врачебный характер. На каждом предприятии – потенциальном экспортере должна быть организована система контроля инфекционных болезней, применения антимикробных препаратов и производства безопасной продукции животноводства, а ветеринарная служба должна стать в первую очередь не надзорным, а вспомогательным органом в диагностике и лечении животных. 

Только в этом случае мы сможет обеспечить требования стран-импортеров и прослеживаемость продукции животноводства на постоянной основе. 

Подготовила Светлана Щепеткина

# #

Размещение рекламы в журнале Perfect Agriculture

Подробнее