Архив статей

Свежий номер журнала

# Спецвыпуск «Свиноводство», 1-е полугодие 2020 г. Электронная версия этого номера доступна по подписке через редакцию. Электронная версия

Выгодное предложение!

# Скидка на размещение рекламы на главном развороте - 20%! Подробнее
# # # # # # # # # # # # # # # # # #

Виктор Юваров: «Нареканий на средства биозащиты нет, если соблюдать правила их применения»
Опубликовано:

Сфера деятельности Группы компаний «Агробиотехнология» – разработка, регистрация, производство и внедрение биологических средств защиты растений и агрохимикатов. В сотрудничестве со Всероссийским институтом защиты растений и ВНИИ фитопатологии здесь постоянно ищут новые высокоэффективные штаммы микроорганизмов, разрабатывают технологические приемы и формы препаратов. Более подробно о продуктах компании «РА» рассказал агроном-консультант «Агробиотехнологии» Виктор Юваров.

– Как давно «Агробиотехнология» работает на рынке и какие продукты предлагает аграриям?

– Производством и продажей биологических средств защиты растений от болезней мы занимаемся с 1998 года. Первоначально работали на трех китах – препаратах «Глиокладин», «Алирин» и «Гамаир». Но, следуя веяниям времени, пошли дальше. Выпустили препарат «Трихоцин» для салатных и зеленных линий на гидропонике, где нежелательно применять химические СЗР, и для открытого грунта. Также для салата в защищенном грунте разработали биофунгицид и препарат «Микозар» на основе трех проверенных действующих веществ: двух бактерий и гриба триходерма. А в дальнейшем планируем сделать акцент на биоинсектициды – препараты для борьбы с вредными насекомыми. Это наиболее прогрессивное и важное направление в России. Ведь если список биопрепаратов от болезней в нашей стране довольно широк, то биоинсектицидов – раз-два и обчелся. Реализация данной программы позволит выстроить полный цикл биологизации сельского хозяйства.

– Насколько биоинсектициды надежны, не опасны ли они для полезных насекомых, например шмелей?

– Можно подобрать такие действующие вещества, что препарат будет уничтожать только вредителей, не нанося вреда полезным насекомым. Он имеет весомые преимущества и перед биоагентами, которые сегодня все шире применяются аграриями. Например, энтомофаги «работают» только при определенной температуре, которую, конечно, можно создать в теплице, но не в открытом грунте. К тому же зачастую у биоагентов «узкая специализация»: фитосейулюс поедает лишь паутинного клеща, а энкарзия опасна только для белокрылки. Биоинсектициды же обладают более широким спектром действия, направленным против целой группы вредителей.

– С какими сельхозпроизводителями вы работаете?

– Всех наших клиентов можно условно разделить на три сектора: предприятия открытого грунта (овощные, плодовые культуры, ягодные, виноградники), промышленные и пленочные теплицы для выращивания овощей и цветов, личные подсобные хозяйства. И для каждого у нас есть определенные продукты. В их основе всего два действующих вещества – уже упомянутые гриб триходерма и бактерии (Bacillus subtilis и Pseudomonas fluorescens). Это естественные продукты природы, отселектированные в лабораториях. То есть экологичней не придумаешь. 

– Где вы производите свои препараты?

–Раньше работали на базе института фитопатологии в подмосковном поселке Голицыно. Четыре года назад ввиду увеличения спроса приобрели около 200 га землю в Шебекинском районе Белгородской области и перенесли туда основное производство. Именно там находится научно-исследовательский центр, где мы организуем семинары, тренинги и обучение методам биозащиты, а также проводим опыты на основных полевых культурах, начиная с овощных и заканчивая зерновыми, демонстрационные и регистрационные испытания, производственные показы. Часть зерна используем для собственных нужд: гриб триходерма выращивается на зерновой основе. Излишки продаем государству.

– Сырье для производства – российского происхождения?

– Наши биопрепараты созданы на основе грибов и бактерий, которые взяты из российских почв. А в лабораториях мы занимаемся их селекцией и размножением.

– С какими заболеваниями помогают справиться предлагаемые вами продукты?

– Основная цель применения биологических СЗР – профилактика и лечение корневых гнилей у огурца и томата. На огурце наши препараты успешно противостоят новому бактериальному заболеванию – бешеному корню. Также они могут использоваться для профилактики целой серии листовых болезней – мучнистой росы, серой гнили и ложной мучнистой росы. 

– Насколько велики доля и объем продаж препаратов для защищенного грунта у вашей компании?

–От 40 до 50 %. Большой процент продаж приходится на ЛПХ, для которых у нас разработана целая серия продуктов. Остальное – это теплицы и открытый грунт. Мы сотрудничаем примерно с 60–70 % тепличных комплексов России, особенно промышленных. У нас очень много партнеров в Казахстане, где сегодня строится много теплиц, также есть клиенты в Узбекистане, Белоруссии, Азербайджане. Когда-то были налажены связи с Украиной, но сейчас они оборвались. Работаем непосредственно с комбинатами или через сеть дилеров, которых у нас сотни.

– Рост числа промышленных теплиц как-то влияет на структуру продаж?

– За счет «тепличного бума» растут общие валовые доходы компании, но соотношение между ЛПХ, открытым и закрытым грунтом пока остается прежним. 

– Когда агроном ищет средства защиты растений, он выбирает между биологическими и химическими препаратами… Биозащита обходится дороже?

– Наоборот. Если рассматривать экономическую составляющую в целом, биозащита дешевле химической защиты в открытом грунте примерно на 60 %, в закрытом – на 40–50 %, потому что на химические препараты, как на более сложные в производстве, цена постоянно растет. Еще одно весомое и долговременное экономическое преимущество биопрепаратов – вредители не вырабатывают к ним резистентность, как к любым химическим, и не нужно увеличивать дозу внесения ради сохранения эффективности, но в ущерб безопасности конечного продукта.

– Почему тогда агрономы выбирают «химию»?

– Потому что не все верят в биозащиту, особенно в хозяйствах открытого грунта. Говорят: «Чепуха, водичка какая-то» и используют химические средства, которые «лучше видно» после обработки. И хотя скептиков сейчас поубавилось, консерватизм в этой сфере все еще силен. Иное дело – теплицы, особенно современные. Тепличные агрономы не понаслышке знают, что такое биозащита, и понимают все ее практические преимущества. Они более начитанные, грамотные и продвинутые. Отчасти это объясняется тем, что в этой индустрии гораздо больше общения. Всех представителей тепличных комбинатов, которых в России около 200, можно собрать на 1–2 семинарах, тогда как десятки тысяч агрономов открытого грунта со всей страны не вместит никакой зал. 

– Получается, в теплицах нет проблем с внедрением биозащиты?

– Есть, но они связаны с конкуренцией между компаниями-производителями и несовершенством процедур регистрации и перерегистрации биологических и химических препаратов. На регистрацию новинки уходит 3–5 лет и огромное количество денег. Перерегистрация – а в прошлом году ее прошли четыре наших продукта – тоже затратна и занимает примерно год. Поэтому всю бумажную работу, связанную с регистрацией, в нашей компании ведет специальный сотрудник. Но не все фирмы идут на такие дополнительные расходы, поэтому в последнее время очень много рекламы незарегистрированных препаратов, покупая которые хозяйство сильно рискует. 

– Почему так сложна процедура регистрации и перерегистрации?

– Требования к препаратам со стороны надзорных органов год от года ужесточаются, тогда как законодательная база существенно не меняется. Парадокс, но в законе до сих пор нет самого понятия «биопрепарат», он официально относится к пестицидам. 

– Дается ли гарантия на вашу продукцию?

– Все наши биопрепараты внесены в государственный каталог веществ, разрешенных на территории Российской Федерации. Это гарантирует их надежность и экологичность. Мы несем ответственность за свой продукт согласно законодательству. Поэтому нареканий на наши продукты нет, если строго соблюдать все правила их применения.

– Какими вы видите перспективы биозащиты?

– Рынок биопрепаратов для защиты растений будет развиваться. Сейчас интенсивное наращивание объемов производства отходит на второй план, а на первый выступает качество продукции. Поэтому за биозащитой – и от болезней, и от вредителей – будущее. И, думаю, расширение сферы применения биологических средств защиты растений произойдет за счет хозяйств открытого грунта, полевых, овощных, плодовых культур, ведь площадь теплиц ограниченна, а полей в России миллионы гектаров. 

– Не повлияет ли 100% насыщение рынка овощами, в том числе тепличными, на ваши продажи?

– Думаю, своего клиента мы не потеряем. Тепличному сектору есть куда расти. В России сегодня лишь около 50 % теплиц – 4–5 поколения. Теплицы 3-го поколения в ближайшее время не уйдут с рынка, их ждут реконструкция и внедрение современных, более эффективных технологий. А значит, им тоже потребуются биологические средства защиты растений. Ведь со своей главной задачей– снижение пестицидной нагрузки и себестоимости продукции – биопрепараты справляются замечательно.

# #

Размещение рекламы в журнале Perfect Agriculture

Подробнее