Свежий номер журнала

# Номер "Защищенный грунт. Ноябрь" 2019 г. Электронная версия

Выгодное предложение!

# Скидка на размещение рекламы на главном развороте - 20%! Подробнее
# # # # # # # # # # #

Евгения Бунос: «Вкус мяса самым тесным образом связан с хорошей генетикой, правильным откормом и содержанием»
Опубликовано: август 2019

Офицер ордена сельскохозяйственных заслуг Франции и руководитель консалтинговой компании «Франс Групп» (France Group) Евгения Бунос уже более шести лет налаживает связи между Республикой Беларусь и Францией. В интервью «РА» она рассказала о деятельности своей организации и перспективах международного сотрудничества.

– Евгения, расскажите, пожалуйста, вкратце о том, чем занимается France Group?

– Наша организация работает в Минске. Поле ее деятельности – развитие франко-белорусского сотрудничества во всех сферах, включая сельское хозяйство, а также расширение присутствия Франции на территории бывших союзных республик. Учредители центра – это люди, которые говорят по-французски, учились во Франции и являются практикующими экспертами в разных сферах. Поэтому свои знания они стремятся применить и в других странах, в частности России и Беларуси.

– Сколько человек в вашей организации?

– France Group – небольшая компания. Постоянных сотрудников, включая транспортное направление, которое представляет собой отдельный бизнес, – 15 человек. Но в случае необходимости мы привлекаем экспертов на условиях договора подряда. Они также входят в нашу команду.

– С чего началась история создания компании?

– С приезда в Беларусь представителей французской ассоциации Adepta в 2012 году. Их целью было налаживание сотрудничества с белорусскими предприятиями, организация ежегодных визитов делегаций. Чтобы справиться с этой задачей, им требовалось понять, с кем общаться, какие секторы экономики являются перспективными. Когда мне поступило предложение от Adepta собрать команду специалистов, я пригласила своих коллег, с кем была знакома, и мы решили этим заниматься. Вот так появилась France Group. 

– Какой проект вы реализовали в первую очередь?

– Это был крупный проект в сфере животноводства – поставка мясного скота породы Шароле в Казахстан, первая в постсоветской истории. В состав делегации входили представители разных предприятий, в том числе двое – из ассоциаций известных пород: Салерс и Лимузин. С ними мы наладили более плотное взаимодействие. Осложнялось дело тем, что о животноводстве у нас тогда было весьма туманное представление. Чтобы восполнить пробелы в знаниях, мы посетили ряд белорусских предприятий, которые занимались породой Лимузин. В общем, с задачей справились: делегаты Adepta убедились в высоком технологическом потенциале Беларуси для разведения этих пород и мы совместно разработали стратегию развития. 

– Как вы заинтересовались овцеводством?

– Мы стали углубляться в это направление, когда в поле нашей деятельности попали страны-соседи. Изучили особенности овцеводства в каждой из них и узнали, что в Беларуси, например, было очень большое поголовье до чернобыльской аварии, но потом его уничтожили: по мнению специалистов, радиация накапливается в шерсти овец и это небезопасно для людей. Популярность баранины в Полесье подтверждают и книги рецептов, в которых многие национальные блюда рекомендуется готовить из баранины. 

– А насколько велик потенциал у овцеводства России?

– Очень значителен. Помимо мусульман, которые традиционно предпочитают баранину, можно предлагать ее и другим слоям населения. Для этого нужно развивать гастрономические направления: изучать национальные кухни разных народов, привыкать к употреблению этого вкусного и полезного мяса, выращенного в максимально естественных условиях, на пастбище в экологически благополучных районах. Баранина – один из лучших источников протеина, недостаток которого сегодня испытывают и Беларусь, и Россия, и большинство стран мира. 

– Выгодно ли разведение овец с экономической точки зрения?

– При грамотном подходе к выбору породы и условиям содержания себестоимость килограмма баранины вполне сопоставима с мясом КРС и свининой, особенно в странах, где напряженная эпизоотическая ситуация по ящуру и АЧС.

– Разве у овец нет болезней, похожих на африканскую чуму свиней?

– У овец, конечно, есть свои болезни, но мировое сообщество принимает единые протоколы и меры борьбы с ними. В плане поиска новых точек роста в овцеводстве интересен опыт Латвии, где проводится скрещивание местной Латвийской темноголовой породы с французскими – Иль-де-Франс и Белой Центрального Массива. Благодаря этому повышаются не только ее мясные показатели, но и устойчивость к заболеваниям. Аборигенные породы становятся более привлекательными даже для экспорта.

– Вы сказали, что работаете во многих секторах. Расскажите, пожалуйста, про гастрономическое направление.

– Когда мы впервые услышали идею о том, что на сегодня задача Франции – проследить качество продукта от стойла до стола, то задумались: а что же там, на другом конце, на столе? И поняли, что потребитель хорошо понимает вкус продукта, его роль в здоровом питании и, соответственно, требует от него высокого качества.

Мы изучили этот вопрос глубже и поняли еще кое-что: вкус мяса самым тесным образом связан с хорошей генетикой, правильным откормом и содержанием. Всемирно известные французские сыры, мясо, колбасы непревзойденного качества появились благодаря прекрасным племенным качествам скота и современным технологиям переработки… 

– Но продукты премиум-класса вряд ли будут доступны широкому кругу потребителей в силу их дороговизны…

– Это, конечно, правда. Поэтому, с одной стороны, во Франции много недорогих закусочных, популярных у населения. Даже на этом саммите есть специальный холл с единым меню, где можно продегустировать мясо разных пород и сравнить вкусовые качества. Но с другой стороны – дорогие рестораны тоже не жалуются на отсутствие клиентов. Потому что там трудятся виртуозные шеф-повара, которые сделали французскую кухню поистине великой и знаменитой и создают настоящие шедевры в виде новых блюд из обычных, в общем-то, продуктов. Их пример вселяет оптимизм: если есть фермер, который выращивает превосходный продукт, и шеф-повар, умеющий неподражаемо его готовить, каждый из них получит самую высокую добавленную стоимость.

– В чем состоит сложность в налаживании взаимодействия фермеров и ресторанов?

– Фермерам трудно работать с крупными ресторанами, потому что те требуют постоянства объема, цен и периодичности поставок. Поэтому с ресторанными сетями, которым нужны большие партии продукции, лучше сотрудничать крупным мясным предприятиям. А фермеру, который трудится в своем небольшом хозяйстве под Клермон-Ферраном, можно поставить мясо в маленький ресторанчик с уютной обстановкой и по-домашнему вкусной кухней. В такой, например, как Maison de l’Aubrac («Дом породы Обрак») в Париже, который непременно посещает наша делегация, ежегодно приезжая на Саммит животноводства.

– Этот ресторан основан фермером?

– Да. И здесь не только вкусно кормят, но и показывают гостям, как созревает мясо в камерах, объясняют, какой вкус дают разные сроки выдержки, какие блюда готовятся. А еще рассказывают о породе, о том, с какой любовью выращено животное и сколько труда затрачено при этом. Талантливый шеф-повар этого заведения тем временем колдует над стейками: тартар, с кровью, сверхсильной прожарки и т.д. – кому что нравится. В воздухе при этом витают такие соблазнительные ароматы, что с разыгравшимся аппетитом не справляются даже самые стойкие.

Конечно, мясо, выращенное на ферме и приготовленное высококлассным шеф-поваром, стоит дороже. Но мы, посещая этот ресторанчик, всегда получаем большое удовольствие от того, что в какой-то степени способствуем развитию этого сектора, становимся частью процесса, цель которого очень проста – сделать нашу пищу более здоровой, полезной и вкусной.

– Есть ли у вас планы на ближайшее время, например на год?

– Было бы замечательно, если бы страны ЕврАзЭС поскорее согласовали ветеринарный сертификат с Францией, чтобы мы могли продолжить работу над проектами, предполагающими поставки племенных овец Иль-де-Франс и Белая Центрального Массива в Беларусь, Россию, Казахстан из Франции и приступить к аналогичным поставкам КРС французских пород мясного направления. Если вопрос будет разрешен, то нам предстоит наладить взаимодействие с белорусскими, российскими и казахстанскими предприятиями, которые заинтересованы в развитии французских пород. Мы намерены способствовать заключению прямых договоров с ассоциациями Франции, ведь ассоциации – это генетическое ядро породы. 

– А если в ближайшее время ветеринарные вопросы не будут решены?

–Значит, продолжим обмен технической информацией, чтобы профессиональные сообщества знали о том, в каких направлениях можно развиваться уже сейчас. Наработки французских генетиков и скотоводов за последние 60 лет наверняка будут полезны и другим странам. Всегда лучше учиться у знающих, чем самим проходить этот путь и совершать неизбежные ошибки.

Также мы готовы организовать визиты специалистов во Францию и составить программы с подбором тех экспертов, которые могут ответить на вопросы каждого конкретного клиента – в этом у нас большой опыт. И даже если фермер сейчас занимается другими направлениями, ничто не мешает ему знакомиться с новыми породами мясного или молочного скота в рамках образовательных модулей, предлагаемых всем странам, с которыми работает консалтинговая компания France Group. 

# #

Размещение рекламы в журнале Perfect Agriculture

Подробнее